«Село Степанчиково и его обитатели» было впервые опубликовано в «Отечественных записках» за 1859 г. (ноябрь – декабрь). Сначала Достоевский предполагал напечатать повесть в «Русском вестнике». «...Не помню, писал ли я тебе, – спрашивал он брата в письме от 31 мая 1858 г., – что я открыл сношения с Катковым («Русский вестник») и послал ему письмо, в котором предложил ему участвовать в его журнале, и обещал повесть в этом году, если он мне пришлет сейчас 500 руб. серебром?» И далее: «Я сижу теперь за работой в «Русский вестник» (большая повесть)».

В конце 1858 г. Достоевский прервал работу над «Селом Степанчиковым», чтобы закончить «Дядюшкин сон»: «...Не кончив к сентябрю Каткову,опомнился и схватился за повесть в «Русское слово» и теперь пишу ее на почтовых, почти совсем кончил. На днях отсылаю. Каткову же примусь тотчас по отсылке в «Русское слово» и в непродолжительном времени вышлю половину...».

Работа над «Селом Степанчиковым» сильно затянулась и была завершена лишь в середине 1859 г.: «Роман, который я отсылаю Каткову, я считаю несравненно выше, чем «Дядюшкин сон». Там есть два серьезные характера и даже новые, небывалые нигде. Но как-то еще кончу роман? Ужасно он мне надоел, даже измучил меня (буквально). Он появится, надеюсь, в августе или в сентябре в «Русском вестнике».

Однако, вопреки своим первоначальным намерениям, Достоевский вынужден был передать повесть в «Отечественные записки», так как сначала «Русский вестник», а затем «Современник» от нее отказались.

 

Достоевский. Село Степанчиково и его обитатели. Экранизация, 1989

 

Особенно волновало Достоевского отношение к его повести редактора «Современника» Некрасова, который когда-то был восприемником романа «Бедные люди», опубликованного в «Петербургском сборнике» и принесшего молодому автору необычайный успех. «Ты пишешь, что не застал Некрасова дома, – обращается он к брату, который вел переговоры. – Но вот что, друг мой: если ты и 16-го его не застал, то не опоздать бы с рукописью? Уйдет время, – и они будут другое печатать в октябрьской книжке. Надобно еще прочесть се; а ты мне не пишешь, оставил ли у него рукопись? И передал ли ему письмо? Обещаешь писать 17-го, если увидишь Некрасова. Конечно, увидишь, и потому жду сегодня твоего письма с крайним нетерпением. NB: В сношениях с Некрасовым замечай все подробности и все его слова и, ради бога, прошу, опиши все это поподробнее. Для меня ведь что очень интересно». Некрасов, который в самом начале, еще до знакомства с повестью, проявил горячее желание напечатать новое произведение Достоевского, вскоре предложил такие гонорарные условия, которые по существу означали отказ. Однако истинная причина такой решительной перемены намерений Некрасова заключалась, очевидно, в том, что ему не понравилось содержание повести. Хотя Достоевский впервые обратился к изображению русской деревни, он почти не затронул самой злободневной в те годы темы крепостничества (отношения Ростанева с дворней – сплошная идиллия). «...Извините, что я долго медлил ответом, – писал Некрасов. – Прочитав роман, я еще давал его читать одному из ближайших сотрудников «Современника». Поняв, что дело в содержании повести, М. М. Достоевский советовал брату: «Тебе непременно к новому году нужно написать что-нибудь эффектное... Прежде всего надо о себе напомнить публике чем-нибудь страстным и грациозным, и скоро напомнить».

Все эти известия не только огорчили, но отчасти удивили Достоевского. Сам он, несмотря на некоторые художественные недостатки повести, считал ее в 1859 г. лучшим своим произведением. «Начало и средина обделаны, конец писан наскоро. Но тут положил я мою душу, мою плоть и кровь. Я не хочу сказать, что я высказался в нем весь; это будет вздор! Еще будет много, что высказать. К тому же в романе мало сердечного (т. е. страстного элемента, как, например, в Дворянском гнезде) – но в нем есть два огромных типических характера, создаваемых и записываемых пять лет, обделанных безукоризненно (по моему мнению), – характеров вполне русских и плохо до сих пор указанных русской литературой». И далее: «..Я уверен, что в моем романе есть очень много гадкого и слабого. Но я уверен – хоть зарежь меня! – что есть и прекрасные вещи. Они из души вылились. Есть сцены высокого комизма, сцены, под которыми сейчас же подписался бы Гоголь».

 

Читайте также статью Достоевский «Село Степанчиково и его обитатели» – анализ.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.