Основное содержание повести Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели» в изображении двух характеров – Опискина и Ростанева. Добролюбов отмечал, что «люди, которых человеческое достоинство оскорблено, являются нам у г. Достоевского в двух главных типах: кротком и ожесточенном». К первому из них несомненно принадлежит Ростанев, ко второму – Опискин. Ожесточенность Опискина во многом объясняется его горькой судьбой бедняка, неудачника, приживальщика. Деспотизм Фомы, его издевательство над окружающими – болезненная реакция на то, что делали когда-то с ним. Подпольный, злобный бунт до предела оскорбленной личности Фомы Фомича не только в целом, но иногда даже в деталях сходен с поведением Голядкина в «Двойнике». Месть Опискина не носит характера решительной идейной борьбы. Здесь издевательство ради издевательства без всякой видимой надобности. Вдохновенный деспотизм, увлекающий самого деспота, – вот душевная страсть Фомы Опискина. Мизинчиков верно подметил, что Фома «в своем роде какой-то поэт». Порой начинает казаться, что не прежние несчастья сделали Фому таким, а что виновата в этом его подлая натура, что зло заключено в ней самой. Н. К. Михайловский в статье «Жестокий талант» подчеркивал не ожесточенность Фомы как результат его предшествующей жизни, а жестокость самой его натуры, принадлежность Опискина к «экземплярам волчьей породы».

Некоторые речи Фомы Фомича напоминают фразы книги Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями». Как известно из письма М. М. Достоевского, издатель журнала Краевский «сказал, что некоторые места великолепны, Фома ему чрезвычайно нравится. Он напомнил ему Н. В. Гоголя в грустную эпоху его жизни». Интересно, что в начале 1870-х годов сам Достоевский в одной из черновых записей указал на прямую связь позднего Гоголя с психологией «подполья», столь характерной для Опискина. Претендуя на роль проповедника, учителя жизни, Гоголь публично отрекался от «Ревизора» и «Мертвых душ» и в «Завещании», которым открывались «Выбранные места из переписки с друзьями», объявлял, что его последнее и лучшее произведение, «Прощальная повесть», будет опубликована после его смерти. Однако повесть эта так и не была написана. «Это то самое подполье, которое заставило Гоголя в торжественном завещании говорить о последней повести, которая выпелась из души его и которой совсем и не оказалось в действительности. Ведь, может быть, начиная свое завещание, он и не знал, что напишет про последнюю повесть».

 

Достоевский. Село Степанчиково и его обитатели. Экранизация, 1989

 

В работе «Достоевский и Гоголь (к истории пародии)» Ю. Тынянов показал, что проповедь Фомы перед уходом из дома Ростанева воспроизводит отдельные положения статьи «Русский помещик», а рассуждения Опискина о литературе, о плясках русского народа пародируют статью «Предметы для лирического поэта» и отчасти статью «О театре». Заявление Фомы: «О, не ставьте мне монумента!.. В сердцах своих воздвигните мне монумент...» – пародирует известные слова автора «Выбранных мест»: «Завещаю не ставить надо мною никакого памятника и не помышлять о таком пустяке, христианина недостойном. Кому же из близких моих я был действительно дорог, тот воздвигнет мне памятник иначе: воздвигнет он его в самом себе...».

Но характерно, что, пародируя Гоголя-проповедника, Достоевский по-прежнему опирался на сатирическую традицию Гоголя-художника.

Хотя симпатии Достоевского принадлежат полковнику Ростаневу, он не является положительным героем в полном смысле этого слова. Полковник от природы добрый, радушный человек. Непосредственность, детскость роднят его с любимыми героями писателя. Но Ростанев недалек умом и безволен, он совсем не понимает людей, идеализируя всех. Чтобы парализовать решительность полковника, достаточно любой ничтожной хитрости Фомы. В конце концов, избавившись от постороннего влияния, Ростанев оказался способным лишь на то, чтобы стать старосветским помещиком, наподобие гоголевского Афанасия Ивановича.

Некоторые речи Ростанева, где дано оправдание скверных людей и поступков, Достоевский использует для полемики с идеями натуральной школы, впервые упоминая с этой целью известные стихи Некрасова «Когда из мрака заблужденья». Конечно, от «Села Степанчикова» до повести «Записки из подполья», в которой то же стихотворение Некрасова звучит в резком полемическом контексте, будет пройден большой путь. Но и здесь элементы идейной эволюции Достоевского уже заметны. В отличие от Белинского и его учеников Достоевский, анализируя характер человека, переносил центр тяжести с общественных условий на личные качества индивида. Некоторые второстепенные характеры повести получили дальнейшее развитие в творчестве Достоевского. Это Ежевикин – прообраз Лебедева в «Идиоте» с тем же присловьем «Польсти, польсти», и лакей Видоплясов – отдаленный предтеча СмердяковаБратья Карамазовы»).

Работая над «Селом Степанчиковым», Достоевский часто использовал записи своей «Сибирской тетради». В эту тетрадь он во время пребывания в Сибири заносил характерные народные выражения, пословицы и поговорки. Многие из них почти без изменений вошли в повесть.

 

Читайте также статью Достоевский «Село Степанчиково и его обитатели» – история создания.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.