«Пир после победы»

Автор поместил этот рассказ вместе со сплоткой рассказов о детстве («Последний поклон») – тем самым выразительно перешагивая и через юность свою, и черезо всю жесточайше изведанную им войну. Мы сразу – в послевоенной весне – «когда всё казалось радостным и от жизни ждались только радости… Ноги пружинисты, душа пружиниста, голова пуста, внутри всё ликовало… Ни о чём долго не думалось, да и не хотелось ни о чём думать».

Лёгкое дело: всего-то Война за плечами, Четырёхлетняя?

Этому настроению соответствует и сам рассказ, не размашный по содержанию. Лишь в начале: на первых же возвратных шагах фронтовика по берегу Енисея, по дороге, бывало, всегда и всеми исхоженной, – колючая проволока. И охранник: «Гражданин! Здесь ходить не положено!» Что, военный объект? Да нет, отвела себе участок семья нового тылового чина. И – дальше так, не его одного. Фронтовик упёрся лбом: там была проволока, проволока – и здесь?.. И – скольких фронтовиков ждут на отвоёванной родине такие новизны. «Да я по этой дороге на войну уходил!» …В госпиталях – один халат и одни тапочки на всю палату!.. И бинты мотают уже использованные… «Про всё бы сказал…»

И это – не тема рассказа. Пока. (И надолго.)

Да уж тут научились осаживать таких…

Виктор Астафьев, писатель

Виктор Петрович Астафьев, автор рассказа «Пир после Победы»

 

И добрёл дальше фронтовик до своих друзей-родственников, те ему: «А-а, наплюй! Совесть в рукавицах у их ходит. На горе да на слезах развелось барыг. Главно – живой остался!»

А вот – чем угощать нежданного гостя? Да чем же? рыбу словить. И, привычно для автора, уныривает сюжет в поимку крупного тайменя – и ярко же! «Топорщились огненные перья рыбины», волнующая, нелёгкая схватка, художественная. Поймали. Да тут – не на одну семью, ещё делить для родни.

И рассказ укладисто переходит в пир на три дня. И сдерживаются, улегаются в груди фронтовика воспоминания о плацдарменных далёких боях: «Через неделю стали всплывать трупы. Табуны разлагающихся трупов таскало по тиховодной реке… На глубину лопаты пропитанный кровью, раскрошенный взрывами клочок берега…»

Да и о других фронтовиках подобных: в те первые месяцы «набравши разгон на войне, распалились, кричали, грозно потрясая дрекольем …Мы так много истребили зла, что верили: на земле его больше не осталось… Не знаю, что бы мы натворили, скорей всего, схватились бы с кем» – да бабы остановили.

Нет, не пора?.. Пока…

 

Отрывок очерка о Викторе Астафьева из «Литературной коллекции», написанной А. И. Солженицыным.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.