Словесное мастерство Достоевского заслуживает особого исследования. «Бесы» построены на тончайших стилистических эффектах. Каждое действующее лицо погружено в свою словесную стихию, сопоставление и противопоставление персонажей позволяет автору рисовать сложные узоры на ткани своего повествования. Для усиления их выразительности выбран бесцветный нейтральный фон «хроники». Безличный рассказчик с протокольной сухостью и точностью описывает события. Каждое лицо вписывает себя вего «хронику» своей личной манерной речи, своеобразием своей дикции. Степан Трофимович характеризован французско-русской речью, барскими интонациями и изящными каламбурами. Перед смертью он говорит книгоноше Софье Матвеевне: «L'Evangile, voyez-vous, desormais nous le precherons ensemble, и я буду с охотой продавать ваши красивые книжки. Да, я чувствую, что это, пожалуй, идея, quelque chose de très nouveau dans ce genre. Народ религиозен, c'est admis; но он еще не знает Евангелия... Я ему изложу его»[1]. Весь этот монолог – шедевр психологической стилистики.

 

Достоевский. Бесы. 1-я часть телесериала

 

Однодум и фанатик Кириллов, выпавший из человеческого общения, определяется своей странной, не грамматической речью. Он говорит на каком-то абстрактном всечеловеческом волапюке. Вот как он выражается: «Если я нечаянно сказал вам несколько пунктов, а вы подхватили, то как хотите. Но вы не имеете права, потому что я никогда никому не говорю. Я презираю, чтобы говорить... Если есть убеждение, что для меня ясно... а это вы глупо сделали. Я не рассуждаю об этих пунктах, где совсем кончено...»

Марья Тимофеевна показана в сказочном освещении ее народно-монашеской речи; архиерей Тихон в строгом великолепии церковно-православного слога; Шатов в пламенном вдохновении пророка; Петр Верховенский в отрывистых, нарочито грубых и вульгарных репликах «нигилистического стиля»; Лебядкин в пьяной лирике трактирного поэта; Шигалев в мертвой грузности научного жаргона; Ставрогин в бесформенности и искусственности своего «общечеловеческого языка». Столкновение и сплетение этих словесных слогов и ритмов образуют сложный контрапункт стилистики романа. Автор постоянно пользуется приемами пародии и карикатуры. Газетная фразеология помогает ему словесно охарактеризовать своих нигилистов; литературные произведения служат материалом для остроумно-язвительных пародий.

 

Читайте на нашем сайте отдельные статьи о персонажах «Бесов» Достоевского:

Степан Трофимович Верховенский в «Бесах» Достоевского

Образ Шатова в «Бесах» Достоевского

Образ Кириллова в «Бесах» Достоевского

Характеристика Петра Верховенского в «Бесах» Достоевского

Шигалев и шигалевщина («Бесы» Достоевского)

Марья Тимофеевна Лебядкина (Хромоножка) в «Бесах» Достоевского

Характеристика Ставрогина в «Бесах» Достоевского

Ставрогин и Тихон

Анализ образа Ставрогина в «Бесах» Достоевского

Образ Тихона в «Бесах» Достоевского

Образ Кармазинова в «Бесах» Достоевского

 



[1] Евангелие… Видите ли, отныне мы его будем проповедовать вместе, и я буду с охотой продавать ваши красивые книжки. Да, я чувствую, что это, пожалуй, идея, нечто совершенно новое в этом роде. Народ религиозен, это установлено, но он еще не знает Евангелия. Я ему изложу его… (смесь русск. и франц.).

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.