(отрывок из пресс-конференции А. И. Солженицына в Стокгольме 12 декабря 1974)

 

Что вы скажете по поводу защиты Симоновым шолоховского авторства «Тихого Дона»?

 

Когда опубликовалась книга о «Тихом Доне», умершего литературоведа, я в приложениях поместил, что относилось к этой теме. В частности, я поместил письмо пяти советских писателей в 1929 году, в котором было так сказано: «Врагами пролетарской диктатуры распространяется злостная клевета, что Шолохов не автор "Тихого Дона". Просим сообщать нам фамилии, мы примем меры через ГПУ». Это был самый сильный ответ, который только был в защиту авторства Шолохова.

Но произошёл анекдотический случай: я это опубликовал, в Париже, а советское АПН решило ответить. Но, видимо, книжку там не посмотрели как следует и напечатали ответ в советской прессе такой: «Ну что этому Солженицыну отвечать, когда ещё в 1929 году наши пять товарищей ответили!» То есть опять тот же самый ответ: говорите, кто против, мы сейчас его посадим.

Александр Солженицын

Александр Исаевич Солженицын

 

Ну, потом они поняли свой конфуз и сейчас готовят разные ответы, в том числе вот это интервью Симонова. Я удивляюсь, как Симонов мог опуститься до такой роли. Собственно, у нас в Советском Союзе ни один мало-мальски понимающий человек никогда Шолохова автором «Тихого Дона» не считал. Поэтому было очень тоскливое и обиженное чувство в нашей общественности, когда мы видели, как Шолохов премируется вот за эту книгу. Симонов, я уверен, и сам в это не верит, но выполняет заказ, – так надо, так ему велят. Но я обращаю ваше внимание, что Симонов и другие защитники Шолохова обходят все основные вопросы, поставленные в книге «Стремя "Тихого Дона"». Я для простоты напишу эти аргументы сейчас и предлагаю советской прессе и советским учёным ответить на эти аргументы, а не ругаться.

Первое: «Тихий Дон» написан в чужом ключе по отношению к собственному автору. Автор (не будем говорить Шолохов) посвящает всю книгу защите донского казачества против иногородних[1] и его сепаратизму от России. Шолохов же – как раз иногородний и всей своей деятельностью проводит линию, прямо противоположную автору этого романа.

Второе: кто-то в книге уничтожает любимых героев автора, едва дав высказаться им, что они думают, при первых же намёках их уничтожает. Ни один автор так не делает, потому что вся задача автора выразить себя через своих любимых героев.

Фото Шолохова

Михаил Шолохов

 

Третье: Шолохов систематически от издания к изданию уничтожал язык «Тихого Дона», то есть стирал всё яркое, всё сильное, всё художественное выглаживал, как тракторами под ровное поле. Разве может так делать подлинный автор?

Четвёртое: наряду с высочайшей художественной тканью в романе помещены грубые пропагандистские вставки, которые читать нельзя, глаз и ухо не принимают. Эти пропагандистские вставки идут прямо против романа, прямо против автора, прямо против всего художественного замысла, композиции... Просто вот вырезано из газет и вставлено в нескольких местах. Причём языком этих пропагандистских вставок Шолохов и выступал всю жизнь: на съездах партии, на съездах писателей, в газетах... Вот это язык Шолохова, вот это.

Пятое: богатейшее знание того, чего Шолохов знать не мог, – не свой опыт. Автор описывает дореволюционное казачество с такой тонкостью, с такой глубиной, что надо было там десятилетиями жить, чтоб это всё видеть. Но в момент революции Шолохову было 12 лет. Он описывает Первую мировую войну, в которую был совсем мальчиком, десятилетним. Описывает гражданскую войну – к её концу ему было 15 лет.

Может, конечно, человек написать из чужого опыта и из чужого времени, но для этого он должен многие годы этот материал изучать. Шолохов, это шестое, показывает темп работы: он начинает своё произведение якобы двадцати лет, и потом в течение трёх лет всё выдаёт, в течение трёх лет появляется почти весь роман! Что же, и так может быть! Невероятный гений! Ничего не изучал, просто каким-то чудом и духом всё понял. Но после этого, седьмое, он замолкает на 45 лет, 45 лет мы ничего от него не слышим сравнимого, такого художественного уровня. А за последние 35 лет так вообще ничего. Была «Поднятая целина» раньше, несравнимый уровень, но что-то было, а сейчас совсем ничего. Ну, те, кто Шолохова знают, – знают, что, собственно, весь его уровень развития... даже не об уровне нужно говорить, образованный или необразованный, а – грамотный или неграмотный?..

Тут есть ещё одна фигура, о которой я в книге не сказал, я, пожалуй, сейчас её назову: это Пётр Громославский или Гремиславский (от местного произношения зависит, как эти буквы писать). Этот Пётр Гремиславский был третьестепенным литератором из станицы Вёшенской. Годы 1918 и 1919 он находился в Новочеркасске около журнала «Донская волна», который издавал Крюков; ну, пытался сотрудничать, но ничем особенно не прославился. Однако ремесленную работу литературную он мог делать вполне.

Пётр Громославский, тесть Михаила Шолохова

Пётр Громославский, тесть Михаила Шолохова. Во время Гражданской войны был близок к казачьему писателю Фёдору Крюкову, которого многие считают настоящим автором «Тихого Дона»

 

В 1920 он отступал вместе с Крюковым до станицы Новокорсунской, в которой Крюков умер. После чего вернулся на советскую территорию. Сам, как участник белого отступления, он никак не мог печататься, но он выдал дочь свою замуж за Шолохова. Я дальше не сопоставляю, дальше так добавить можно: Пётр Гремиславский – ремесленный литератор, и книжку такого уровня, как «Поднятая целина», он вполне мог написать.

Фёдор Крюков

Фёдор Крюков, литератор-казак, предполагаемый автор романа «Тихий Дон», один из героев «Красного колеса» Солженицына. Умер от тифа в марте 1920

 

Я, однако, в книге сказал, что на сто процентов не утверждаю, что автор «Тихого Дона» именно Фёдор Крюков. Только всё больше сходится к тому, что он. Спорят о том – художественная высота, такая, как в «Тихом Доне», доступна ли была Крюкову? Я очень много прочёл Крюкова и считаю, что он до революции не имел, может быть, ровного уровня, то есть у него были выше уровни и ниже, но в момент революции, работая в Новочеркасске над романом, под грозными впечатлениями донских событий, ему достижимо было мастерство такой высоты, которую мы видим в «Тихом Доне». Уровень мастерства Крюкова я ещё надеюсь представить публике.

Я знаю, что в Советском Союзе будут сейчас появляться даже научные труды, доказывающие, что именно Шолохов автор «Тихого Дона», я предлагаю им открыто ответить на эти все перечисленные семь пунктов.

 

Известны ли архивы Шолохова?

 

Архива у Шолохова нет, и он говорит, что не мог его спасти из станицы в момент войны, хотя он там был главней секретаря райкома и ему любую машину бы подали. И Симонов сейчас говорит: «Я, конечно, никогда не осмелюсь спросить Шолохова, где его черновики. Кто вообще смеет кого-нибудь спрашивать об этом...»

 

Какое у Шолохова образование? Когда он был у нас в Швеции, он говорил, что кончил гимназию.

 

Никакой гимназии он не кончал, вы можете тут прочесть, что он кончал. Он кончил четырёхклассное училище, а потом дальше он был чернорабочим и мелким служащим. Когда начали его травить в советской прессе, он вступил в партию, и травля прекратилась.



[1] Имеются в виду поселившиеся в Донской области (и других казачьих) выходцы из иных мест, не несшие служебных обязанностей казаков и не имевшие поэтому их особых прав и привилегий. До революции 1917 иногородние составляли на казацких территориях особую «социальную прослойку», после революции – стали одной из главных опор советской власти при кровавом разрушении здешнего уклада. (Прим. автора сайта «Русская историческая библиотека».)

 

 

Читайте также статьи Солженицын о «Тихом Доне» и Солженицын о «Поднятой целине».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.