Метрическая реформа Ломоносова заключается во введении вместо старого силлабического стихосложения системы, основанной на равносложной акцентированной стопе.

Портрет Ломоносова

Михаил Васильевич Ломоносов

 

В основе силлабического стихосложения лежал принцип деления стиха на ритмические единицы (строки либо полустишия), равные между собой по числу слогов, а не числу ударений и месту их расположения. Примером могут служить сатиры Антиоха Кантемира:

 

Счастлив тот, кто, на одной ноге стоя, двести
Стихов пишет в час один и что день полдести
Так наполнит, не смотря ничто, как ни пишет,
Мало суетясь, какой ветр на дворе дышит.
Меня рок мой осудил писать осторожно,
И писать с трудом стихи, кои бы честь можно.

 

В силлабо-тоническом способе стихосложения, введённом у нас Ломоносовым под влиянием теоретических работ Тредиаковского, ударные и безударные слоги чередуются в определённом порядке, неизменном для всех строк:

 

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли.

 (Ломоносов. Ода на день восшествия на престол государыни Елисаветы Петровны.)

 

 

Эта система в значительной мере есть усвоение просодии (ритмического стиха), введенной в немецкий язык Опицом и усовершенствованной Флемингом, Грифиусом и непосредственным образцом Ломоносова – Гюнтером. Как просодист Ломоносов ниже Тредиаковского и Сумарокова, он не создал хорошей теории, чтобы оправдать свои реформы. Но сила его собственного примера, его собственная поэтическая практика увлекли всех. Его «мощная строка» установила такой уровень стиха, который был лучше любой теории, и его догматические правила стали законом для русской поэзии.