Когда Гавриил Романович Державин написал оду «Фелица» (см. её полный текст и краткое содержание), многие придворные вельможи, возмущаясь дерзостью, с которой он их в ней изобразил, или завидуя вниманию, оказанному поэту императрицей Екатериной II, называли его льстецом, который воспел царицу лишь для того, чтобы выдвинуться.

Боровиковский. Портрет Державина

Портрет Гавриила Романовича Державина. Художник В. Боровиковский, 1811

 

В ответ на такие толки, желая оправдаться, Державин написал другую оду, «Видение Мурзы». В ней прекрасно изображена сама императрица-Фелица, которая «сошла со облаков» в светлом сумраке лунной ночи и предстала пред своим мурзой-поэтом. Но не кроткое виденье увидел испуганный мурза:

 

«Как в гневе, иль в жару блеснув
Сапфиросветлыми очами»,

 

она упрекает мурзу в лести. В ее уста Державин вкладывает возводимые на него обвинения, и пред ней, своей Фелицей, он смело защищается, оправдывается, говоря, что он –

 

«…не из числа льстецов,
Что сердца (своего) товары
За деньги (он) не продает».

 

Похвалы его Фелице выражают самое искреннее, восторженное восхищение ее делами:

 

«Я пел, пою и петь их буду; – говорит он:
– Как солнце, как луну поставлю
Твой образ будущим векам;
Превознесу тебя, прославлю,
Тобой бессмертен буду сам!»

 

И действительно, Державин прославился в истории русской словесности как певец Екатерины II.