В центре московского общества, изображенного в «Горе от ума» (см. полный текст, анализ и краткое содержание этой комедии), стоит Фамусов, представитель чиновного барства. (См. также статью Образ Фамусова.) Грибоедов сам в одном из своих писем (к Катенину) говорит, что в лице Фамусова он изобразил своего дядю, известного московского барина. «Что за тузы в, Москве живут и умирают», – говорит сам Фамусов; именно такого «туза» изображает он сам. Его крупная, живая фигура внушает некоторую симпатию своей живостью, бытовой типичностью и цельностью; но, вслушиваясь в его слова, вникая в смысл его речей, сразу видишь его не менее крупные отрицательные черты. Фамусов, по-видимому, занимает видное место на государственной службе, имеет большой чин. Но как он относится к своей должности, как смотрит на службу вообще? При нем состоит секретарем Молчалин, которого Фамусов держит «затем, что (он) деловой»; Молчалин разбирает дела, приносит своему начальнику бумаги для доклада, но у Фамусова одна забота:

 

«Боюсь, сударь, я одного смертельно,
Чтоб множество не накопилось их;
Дай волю вам – оно бы и засело,
А у меня – что дело, что – не дело,
Обычай мой такой:
Подписано, так – с плеч долой».

Фамусов. Горе от ума

Фамусов, Софья, Молчалин, Лиза. Иллюстрация Д. Кардовского к комедии Грибоедова «Горе от ума»

 

Видно, что он не вникает в дело, решение которого зависит от него, а только спешит подписать и избавиться от заботы. Служба для Фамусова не представляет из себя исполнения каких-то обязанностей, а является путем и способом для достижения личной выгоды, богатства и славы. В противоположность Чацкому, который считает, что надо служить «делу, а не лицам», Фамусов находит, что «служить лицам» необходимо для того, чтобы достичь знатности. Он ставит в пример (монолог «Вот то-то, все вы гордецы») своего дядю, Максима Петровича, который, будучи уже сам знатным вельможей, –

 

(«Не то на серебре, на золоте едал;
Сто человек к услугам; весь в орденах») –

 

сумел шутовской выходкой заслужить милость Государыни (Екатерины II).

 

«А дядя! Что твой князь, что – граф!
Серьезный взгляд, надменный нрав!
Когда же надо подслужиться,
И он сгибался в перегиб».

 

Вот идеал Фамусова! Низкопоклонство – вернейший способ к достижению чинов, а Фамусов называет «гордецом» того, кто не хочет идти этой пробитой дорогой. Не желая даже вслушиваться и вдумываться в горячие возражения Чацкого, Фамусов уверен в своей правоте, потому что так, как он, думали и «делали отцы», так повелось со старых времен. Он совершенно откровенно говорит об этих низких и уродливых приемах чиновного мира; так же просто признается в том, что старается всегда устраивать своих родственников на выгодные места, не заботясь о том, способны ли они выполнять возложенные на них обязанности:

 

«Как станешь представлять
К крестишку иль к местечку,
Ну, как не порадеть родному человечку».

 

Свои циничные признания Фамусов высказывает с наивным простодушием.

 

Горе от ума. Спектакль Малого театра, 1977

 

Примечательны взгляды Фамусова на воспитание детей и на образование вообще. В книгах он не видит ничего хорошего:

 

«В чтеньи прок-от не велик»,

 

говорит он в ответ на слова Лизы, что его дочь Софья «ночь целую читала» по-французски. – «Ей сна нет от французских книг, продолжает он, – «а мне от русских больно спится».

В ученьи, в книгах он видит причину всякого вольнодумства и беспорядка:

 

«Ученье – вот чума, ученость, вот – причина,
Что нынче пуще, чем когда,
Безумных развелось людей и дел и мнений».

«…уж коли зло пресечь, –
Собрать все книги, да и сжечь».

 

Однако, вопреки такому своему мнению, Фамусов нанимает Софье учителей-иностранцев, презрительно называя их «побродягами», но делает это потому, что так делают «все», а главный принцип Фамусова – следовать общему течению. Он дает Софье образование, но не трудится вникать в нравственные качества ее воспитателей: Мадам Розье, «вторая мать, старушка золото», которой Фамусов доверил воспитание дочери,

 

«За лишних в год пятьсот рублей
Сманить себя другими допустила».

 

Каким принципам могла научить такая воспитательница? Очевидно, Фамусов, как и многие другие родители светского общества, стремился для своей дочери набирать «учителей полки, числом поболее, ценою подешевле». Лично он не хвалит всеобщего увлеченья иностранцами:

 

«Кузнецкий мост и вечные французы,

 

негодует он,

 

Откуда моды к нам, и авторы, и музы,
Губители карманов и сердец».

 

Но видно, что бранит он французов именно потому, что считает их «губителями карманов», и не видит разницы между «книжной» и «бисквитной» лавкой.

Заботы Фамусова о дочери сводятся к тому, чтобы дать ей внешнее воспитание, согласное с общепризнанными требованиями общества, и выдать ее замуж за подходящего человека; он старается внушить Софье, что тот

 

«кто беден, тот (ей) не – пара».

 

В его глазах идеал мужа для Софьи – Скалозуб, так как он «и золотой мешок, и метит в генералы». А то, что Скалозуб противен его дочери, ни мало не беспокоит «заботливого» отца. Что важнее для Фамусова: чтобы Софья выбрала мужа себе по сердцу, или чтобы в обществе говорили, что она сделала блестящую партию? Конечно, – последнее! Общественное мнение, то, «что станет говорить княгиня Марья Алексеевна», вот – пружина и двигатель всех слов и поступков Фамусова.

И все же в этом человеке есть, если не положительные, то хотя бы отчасти симпатичные черты. Симпатично его гостеприимство, свойственное всем истинно русским натурам; дом его открыт:

 

«Дверь отперта для званых и незваных,
Особенно для иностранных;
Хоть честный человек, хоть нет –
Для нас ровнехонько – про всех готов обед».

 

Но и в этих словах (из монолога «Вкус, батюшка, отменная манера») мы видим, кроме гостеприимства, известную нравственную неразборчивость Фамусова: он тешится своим хлебосольством, а нравственные качества его гостей ему совершенно безразличны. Симпатична в нем искренняя любовь ко всему своему, русскому, московскому; как он восхищается московскими тузами, старичками, дамами, юношами и девицами! Симпатично также добродушие Фамусова, скорее – простодушие, которое так и сквозит во всех его речах. Грибоедов изобразил действительно живого человека, с личными, отличающими его, чертами. «Брюзглив, неугомонен, скор», характеризует его Софья; он вспыльчив, но и отходчив – «часто без толку сердит», но и добродушен.

Говоря о Фамусове, нельзя не упомянуть знаменитых артистов, исполнявших его роль. «Горе от ума» впервые было поставлено на сцене в 1831 году уже после смерти Грибоедова; известен был тогда в роли Фамусова замечательный актер Щепкин. В первой половине ХХ века эту роль необычайно талантливо исполнял знаменитый режиссер и основатель традиции Московского Художественного театра – Станиславский; роль Чацкого бесподобно исполнял Качалов.

 

Читайте также статью Герои «Горя от ума».