Натурализм как особое литературное направление, получил теоретическое обоснование и значительное развитие во Франции, около 1870-х годов XIX столетия. Главою этой школы считался Эмиль Золя, который в своих романах и критических статьях явился наиболее горячим и талантливым защитником и популяризатором идей, долженствовавших произвести литературный переворот.

Сам этот глава натуралистической школы не считал себя, впрочем, изобретателем небывалого литературного течения. Натурализм – в смысле стремления изображать правдиво жизнь – проявлялся и у прежних писателей всех времен и народов. В числе ближайших французских писателей, имевших склонность к натурализму и бессознательно подготовивших почву новой натуралистической школе, Золя называет Бальзака, Стендаля, Гюстава Флобера и братьев де Гонкуров. Но то, что у прежних писателей являлось случайно и было плодом личной склонности, Золя постарался возвести в цельную систему, создав литературную теорию натуралистического романа, который сознательно употреблял бы особые приемы.

Эмиль Золя

Эмиль Золя, основоположник натурализма

 

Теория натурализма, в том виде, как ее развил Золя в своих критических статьях и практически применял в своих произведениях, заключается в следующем. Новый натуралистический роман имеет целью точно рисовать жизнь, как она есть, без идеализации и прикрас, а не служит простым развлечением, как было с романом прежним. По содержанию он строго фактичен, являясь результатом исследования природы: живых существ и неодушевленных предметов. Его не стесняют никакие рамки. Он трактует об истории, физиологии, психологии, занимается вопросами политики, социальной экономии, религии. Как научное сочинение, он отличается точностью, солидностью и может иметь практическое применение. Натуралистический романист должен быть абсолютно объективен и беспристрастен. Он, как судебный следователь, только собирает документы, составляет «протокол жизни». Он не обязан негодовать на порок и рукоплескать добродетели. Натуралистическая школа, по мысли Золя, должна была, с одной стороны, послужить противовесом «фантасмагориям» идеалистическо-романтической школы Виктора Гюго, а, с другой – поднять литературу до той высоты, на которую стали точные науки, благодаря последним успехам естествознания.

 

Натурализм в литературе

 

По примеру Клода Бернара, создавшего термин «экспериментальная медицина», Золя называл пропагандируемый им новый роман «экспериментальным романом». Но этот термин должен быть признан решительно неудачным, так как он противоречит представлению о натуралистическом писателе, как о судебном следователе, наблюдающем, а не производящем опыты над жизнью. Золя теоретически и практически разрабатывал только жанр романа, предоставляя своим последователям переносить принципы натуралистической школы и в область драматических произведений. Что касается лирики, то она, само собой разумеется, не интересовала приверженцев натурализма по самому смыслу и духу их теории.

 

 

Движение натурализма, произведшее много шуму во Франции и обратившее на себя внимание всей Европы, имело те полезные последствия, что оно поставило роману более серьезные задачи, расширило круг его интересов и развило склонность к физиологическим и психологическим наблюдениям. Но произведениям, написанным по теории натуралистической школы, свойственно немало недостатков, источник которых – сознательное уклонение писателей данной школы от идеалистических интересов. Отсюда проистекают (особенно заметные у менее даровитых последователей Золя) узко-пессимистический взгляд на жизнь, пристрастие к мрачным и грязным картинам, злоупотребление порнографией и, самое главное, склонность к бесцельной и безыдейной копировке. И. Тургенев писал по поводу одного из романов самого Золя, что «там много копаются в ночных горшках».

Натурализм не дал французской литературе, кроме Золя, ни одного выдающегося имени. Талантливейшие из современных ему французских романистов, например, Доде и Мопассан, показав на первых порах готовность следовать идеям натуралистической школы, скоро отошли от неё в сторону идеализма. В числе своих истинно преданных поклонников и последователей Золя мог указать лишь второстепенные имена (Ришпен, Рикуар и др.). На другие европейские литературы натурализм имел лишь сравнительно слабое влияние. Вскоре и во Франции стали признавать, что натуралистическая школа быстро сыграла свою историческую роль и её следует заменить новым литературным направлением, которое бы не довольствовалось только собиранием документов ввиду отдаленной и неопределенной цели, не показывало бы пристрастия исключительно к картинам грязным и грубым, а вносило бы в реальное изображение идею и поэтический элемент.

В начале XX века натурализм вновь несколько оживился. В Германии он повлиял на творчество драматурга Г. Гауптмана, в Швеции – на Ю. Стриндберга. В России элементы натурализма явственно видны в творчестве М. Горького, М. Арцыбашева («Санин»), А. Куприна («Яма»), И. Бунина («Деревня»). Особой итальянской разновидностью этого течения стала школа веристов. В США воздействие натурализма сильно отразилось на Т. Драйзере, Дж. Лондоне и Дж. Стейнбеке.