После переселения ариев на Ганг, под расслабляющим влиянием жаркого климата и доставляемого плодородною почвою изобилия, воинственный дух, выказывающийся в древнейших частях Махабхараты, заменился спокойствием, любовью к порядку и законности. Энтузиазм чести и славы, ведущий к военным подвигам, к отважным предприятиям, ослабел, заглушаемый чувством обязанности, заботою о добродетели и нравственности; деятельный характер арийского героического периода был подавлен пассивной жизнью в мире мысли и фантазии, первобытная энергия инстинктивных влечений была ослаблена рефлексией. Эта перемена уже видна в другом великом индийском эпосе, Рамаяне (см. на нашем сайте его краткое содержание). Его поэтому и надо считать принадлежащим времени более позднему, чем сказание о битве Кауравов с Пандавами, хотя герои Рамаяны живут несколькими поколениями раньше великой битвы, и хотя войны в ней ведутся не между арийскими племенами, а против диких туземцев на юге Ганга, изображаемых в виде исполинов, обезьян и чудовищ. Сами индийцы находят, что Рамаяна имеет не такое происхождение, как другие их эпосы: все эпические произведения древнего времени, то есть и Махабхарату и Пураны, между которыми есть очень обширные, они приписывались одному поэту, Вьясе, а Рамаяну другому автору – Вальмики. В Рамаяне мы имеем уже тенденциозное произведение, пользующееся материалом древних преданий с определенным намерением создать идеал героя по брахманским идеям. Позднее, в смысле той же тенденции подвергнута была коренной переработке и Махабхарата.

 

Рамаяна. Мультфильм

 

Герой Рамаяны, Рама – олицетворение добродетели, в котором находит полное выражение индийская мораль. Верность данному слову, послушание и почтение к родителям и царю, любовь и преданность между мужем и женою, братьями и сестрами, друзьями, богобоязненность и религиозное уважение к брахманам и к подвижникам, самопожертвование и спокойная покорность судьбе – т е добродетели, которые превозносятся выше всего и на которых основывается истинная слава героя. Правда, в Лакшмане, брате Рамы, находит проявление себе рыцарское чувство, мужественная гордость, самостоятельность, энергия, отважно низвергающая всякое сопротивление, отражающая всякую несправедливость; храбрым, «никогда не обращавшим тыл и павшим от ран, полученных спереди», обещается жилище на небе. Но тем рельефнее обрисовывается этим контрастом и гораздо выше всего этого восхваляется сложившаяся по жреческому идеалу добродетель Рамы, его терпеливая покорность всем ниспосланиям судьбы, благородство мыслей, высказывающееся множеством сентенций и нравственных рассуждений. Воинственный характер и военная слава являются в поэме на втором плане, на первом поставлены мягкие чувства: любовь, кротость, самоотречение. Храбрость, энергия, рыцарское чувство достойны похвалы лишь, когда очищаются и освящаются этими добродетелями. Рама – только орудие богов; его войны с исполинами, мешающими жертвоприношениям и пожирающими жрецов, и скотоподобными лесными существами, не свободные подвиги, предпринимаемые по собственному влечению, по самостоятельной отваге, а дела, возлагаемые на него, исполняемые по обязанности, для распространения почитания небесных сил, для проложения пути индийской (арийской) культуре, индийским учреждениям для подчинения необузданных дикарей (доарийского населения Индии) индийским обычаям и образованности.

«Действующие лица в Рамаяне не живые исторические образы, а лишь олицетворения событий и состояний, – говорит Альбрехт Вебер. – С самого же начала, эта поэма переносит нас в область аллегории». Потому и подвиги в ней не человеческие по своему характеру и уже страдают фантастическими преувеличениями, безмерной утрировкой, составляющими существенные черты позднейшей индийской поэзии.

В Махабхарате историческою основой эпоса служит завоевание равнины Ганга, в Рамаяне – расширение арийских владений на южный полуостров. Не подлежит сомнению, что в этой поэме есть древние предания, есть воспоминания о первых попытках колонизации Декана и происходивших при этом ожесточенных войнах, что святые подвижники и мудрецы, возбуждавшие Раму к походу, помогавшие ему и впоследствии, основавшие святыни на тех местах, по которым ступала его нога – первые мирные распространители арийских верований и учреждений на юг, положившие начало будущим царствам и городам. Сита, похищение которой демоном-исполином и освобождение из плена мужем её, Рамой, составляет главное содержание рассказа, должна считаться, по мнению Альбрехта Вебера, олицетворением хлебопашенной борозды, то есть, представительницею арийского земледелия, а Рама, по его мнению, – «пахарь».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.