Художественное значение тургеневских «Записок охотника» очень велико: здесь есть много прекрасных описаний «беспорывной» природы средней части России, – той природы, красота которой впервыеоценена была у нас Пушкиным, – длинный ряд типов, характерных, чисто народных, выношенных русской жизнью, а, в то же время, нередко отмеченных чертами «общечеловеческими». В описаниях природы Тургенев сумел определить самые разнородные настроения, – оттого содержание рассказа, обыкновенно, у него отвечает и настроение, характер того пейзажа, на фоне которого разыгрываются та, или другая, сцена из жизни человеческой.

 

Видеолекция Д. Бака о «Записках охотника»

 

Общественное значение «Записок» не менее велико, чем художественное, – в этих живых, правдивых очерках жизни русского простонародья современники увидели красноречивый призыв к освобождению крестьян. В таком понимании этого произведения его великое политическое значение: говорят, император Александр II сам сказал Тургеневу, что, прочитав его «Записки», он окончательно решил освободить крестьян. Таким образом, спокойная художественность, лишившая «Записки» Тургенева публицистической страстности и задора, только усилила впечатление, глубокой, грустной правдой предстала перед современниками жизнь русская в этом замечательном произведении.

 

 

Но, кроме того, большое значение имеют «Записки» и в психологическом отношении. Перед нами – ряд мастерски сделанных психологических анализов в той области, которая до Тургенева (и Григоровича) никому не представлялась интересной. Тургенев один из первых с сочувствием глубоко заглянул в душу простого русского человека и там много нашел поучительного и интересного.

«Записки» одинаково относятся к пушкинской и гоголевской школе. У Пушкина заимствовал Тургенев интерес к русской природе и русской жизни, заимствовал спокойно-любовное отношение ко всему миру и способность широко и свободно рисовать жизнь во всех её проявлениях. Но, с другой стороны, «Записки» сильно напоминают и «Мертвые души», и «Вечера на хуторе близ Диканьки», и «Миргород». Все эти произведены ценны в бытовом значении, – все они преследуют цель изображения той, или другой стороны русской жизни. Только у Тургенева оказалось больше сознательности в оценке этой жизни, чем у Гоголя, который совершенно просмотрел «крепостничество».