Общие достоинства романа. Своим вторым большим романом – «Дворянское гнездо», написанным после «Рудина», Тургенев создал себе прочное положение в литературе, как художник, выдающейся по силе и глубине произведений. Роман появился в 1856 году и был встречен дружными похвалами публики и критики. В этом новом произведении сложнее задача художника, больше действия, приемы художественного изображения здесь тоньше и своеобразнее. С величайшей простотой подошел автор к сложной душевной драме своих героев, дал их живые облики и начертал нежный и чистый образ Лизы, исполненный красоты и совершенно правдивый под пером художника. Фигуры действующих лиц здесь очень разнообразны, и каждое очерчено во всей своей характерности: с особыми приёмами художественного рисунка. Таков несколько грубоватый, но дышащий прямотой и добродушием, облик Марфы Тимофеевны, для которой у автора нашлись особый народные словечки, облик, хорошо выдержанный на всем протяжении романа. Также характерен и целен облик Паншина. Рисуя жену Лаврецкого, автор в детальном и красочном описании подчеркивает чувственный характер красоты, между тем, как к облику Лизы писатель подходит с какой-то нежной осторожностью и набрасывает его чертами воздушными, легкими и, несмотря на то, сияющими всею прелестью её натуры. Автор почти не дает цельного её рисунка, но набрасывает отдельные черты, из которых слагается в стройном и живом целом облик этой чистой, внутренне сосредоточенной, несколько суровой к себе и другим девушки. Также просто и жизненно нарисован образ Лаврецкого.

 

Тургенев. Дворянское гнездо. Аудиокнига

 

Жизнь Лаврецкого. Детство. Жизнь Лаврецкого представляла борьбу двух влияний – первоначального влияния его отца, воспитавшего сына по особой методе, и позднейшего – влияния книг, друзой и собственных размышлений. Эта борьба немало сил стоила Лаврецкому. Его отец, поклонник европейской культуры, любил в молодости, щеголять среди крестьян и соседних помещиков парижским фраком, модной тростью и модным вольнодумством, идеями французской философии XVIII века. Позднее он также чисто внешним образом увлекся подражанием английскому характеру жизни. Согласно новым идеям своим о воспитании, он вздумал развивать и своего сына. Мальчику пришлось выдержать тяжелый и нелепый режим, которому он подчинился, как самодурству отца. Молодому Лаврецкому внушали идеи Руссо, старались вселить в него раннее отвращение к забавам и увлечениям жизни, одели в шотландский костюм, приучали к «спартанскому» образу жизни. Пройдя эту муштровку, Лаврецкий после смерти отца очутился в жизни совершенно беспомощным, не зная её, ни имея представления и о том, как вообще живут люди на свете. Противовесом влиянию отца были унаследованные Лаврецким от матери черты природного добродушия, стойкости, терпения и душевной прямоты. Простая крестьянка, на которой из прихоти женился барин, мать Лаврецкого испытала в жизни много мук и явила собой живой пример доброты, терпения и смирения. Позже Лаврецкий всегда умел глубоко чувствовать эту душевную «народную правду», правду бесконечной доброты и смирения души и проповедовал «смирение» перед нею.

В университете. Одолев отцовское влияние и сбросив его, Лаврецкий вошел в жизнь простым и добрым малым, совершенно не знающим жизни и от того конфузливым и сурово прячущимся в себя. Самолюбивый и осторожный, он страдал за свое нелепое прошлое, боялся выказать следы той ломки, которую в детстве упорно над ним производили. Но природная стойкость натуры помогла ему наверстать потерянное. Уже далеко не юноша, сознавая большие пробелы в своем образовании, он поступает в университет, где держится особняком. Подружился он только с Михалевичем, типичным романтиком 1830-х годов, восторженным энтузиастом, скрашивающим свои суровые дни нужды и лишений вечными порывами духа и вечными проектами и планами идеальной жизни. Михалевич знакомит Лаврецкого с его будущей женой. Когда над Лаврецким разразился удар, разбивший его семейную жизнь, он снова, благодаря силе и стойкости своей натуры, оправляется и принимает решение ехать в деревню, жить мирным трудом на родной земле, близ родного народа, исполняя свой долг по отношению к нему.

 

 

Близость к народу. Какими-то невидимыми нитями связан Лаврецкий с народом, он глубоко чувствует те нравственные и религиозные основы, на которых построена народная жизнь. Наследственные черты от матери – крестьянки, натуры глубокой и простой, усиливали эту связь Лаврецкого с народом. Стремления же отца «европеизировать» его с ранних лет внушили ему только отвращение ко всему внешне-западному. Лаврецкий не задумывается сам над тем, славянофил он или западник, но, будучи человеком чутким и серьезным, он не может не считаться с тем внутренним душевным укладом народной жизни, в котором чувствуется ему нечто правдивое, важное и глубоко значительное. Потому-то и говорит он о необходимости «признать народную правду и смириться пред нею». Не отдавая себе отчета, он чувствует глубокое успокоение и мир в душе, когда приезжает в родные места, в деревню, чувствуя родину именно здесь – среди просторов родной природы и близ родного народа.

Дело жизни. Он нашел для себя теперь тихое и близкое душе его занятие, которому и хочет он отдать всю свою жизнь: это – работа на земле, он хочет «пахать землю и как можно лучше ее пахать». С такими планами устраивается он в своей тихой деревеньке, где душу его охватывает невозмутимый покой, разлитый вокруг в жизни людей и всей природы. Но узнавши Лизу, он чувствует глубокое душевное тяготение к ней и привязывается к девушке незаметно для себя. В течение нескольких дней знал он счастье, которое было как бы озарено внезапным вдохновением старика Лемма и его дивной музыкой, от которой плакал в восторге Лаврецкий. Но вторично личная жизнь его разбивается, и снова, на этот раз уже навсегда, уходит он в тихое исполнение своего долга, отдавая жизнь любимому труду на родной земле. Как и Лиза, как и его крестьянка-мать, он проводит жизнь в отречении и служении долгу.

Жизнь Лизы. Детство. Цельность характера Лизы. Основные черты характера Лизы можно проследить еще в её детстве. Лиза не из тех натур, которые переживают в жизни резкие перемены внутреннего уклада и миросозерцания. Наоборот, особенности её характера с детства развивались в ней и крепли, и в общем Лиза представляет натуру очень цельную, твердую и стойкую, причем стойкость и сила её объясняются не природным упорством характера, но тем, что она раз навсегда поверила в ненарушимую внутреннюю обязательность своих нравственных идеалов, которым и была верна всю жизнь. Миросозерцание её определилось под влиянием идеала религиозного. С детства ее отличала замкнутость, способность жить своей внутренней жизнью.

Няня Агафья. Её влияние. На ребенка вдумчивого и мечтательного большое влияние имела её няня Агафья, крестьянка, много претерпевшая на своем веку, знавшая и довольство жизни, и гнет барской опалы. Пройдя через различные условия жизни, будучи то рабой, приближенной по прихоти барина, то угнетаемой, Агафья в конце концов почувствовала стремление освободиться от условий прежней жизни, делавшей ее игрушкой чужых прихотей. Она замкнулась в себе, стала одеваться в темные и грубые одежды, много молилась и всеми мыслями своими ушла в религию. Жизнь её приняла монашеский характер; в конце концов, отдавшись влечению сердца, она пошла странствовать по монастырям и молиться за мир. В период такого преображения внутреннего, Агафья стала няней Лизы, и девочке пришлась очень по душе её строгая, религиозно-настроенная и тихая няня. Вместе они читали жития святых, беседовали об их жизни в пустыни, строгой, чистой, озаренной глубокой верой, о жертвах, приносимых ими Богу, о казнях и мучениях святых. По утрам тайком от матери, Агафья будила Лизу, и они уходили к заутрене и в церкви горячо молились.

Религиозность Лизы. В воображении девочки вырос идеал чистой религиозной жизни, исполненной величия и красоты в силу постоянного единения души с Богом. Детским воображением постигла она таинственный облик Бога: «образ Вездесущего, Всезнающего Бога с какой-то сладкой силой втеснялся в её душу, наполнял ее чистым благоговейным страхом, и Христос становился ей чем-то близким, знакомым, чуть не родным». Религиозный идеал озарил всю её жизнь, отличавшуюся скромностью, простотой и строгостью по отношению к себе и к людям. Лиза считала непреложным всю жизнь, каждый шаг её, сообразовать с требованиями совести, со своим нравственным идеалом.

 

 

Жизнь в доме матери. Когда Агафья ушла в странничество, а к ней приставили легкомысленную француженку гувернантку, Лиза еще больше замкнулась в самой себе и продолжала жить одиноко, идя в жизни своим особым путем, верная раз навсегда принятым высшим целям. Пример Агафьи не раз заставлял ее задумываться о тишине и чистоте монастырской жизни, всецело преданной Богу. Жизнь в «миру», среди людей всегда казалась ей страшной и грубой. Автор отмечает, что характер жизни Лизы в доме матери делал ее похожей на монашенку, её комната своей чистотой и строгой простотой походила на келейку. Не принимая никакого определенного решения и боясь огорчить им мать и любимую ею старушку, Марфу Тимофеевну, Лиза до встречи с Лаврецким вела простую и тихую жизнь в доме матери. Она совершенно не ждала и не мечтала о личном счастье.

Отношения к жизни и людям. Жизнь казалась ей какой-то ответственной важной задачей, которую надо было решить в полном соответствии с голосом совести и своим чувством Бога. Это сознание делало её жизнь серьезной и глубокой. Она ровно относится к людям, любит всех одинаково и хочет для всех единого правильного разрешения жизненной задачи, ибо «все под Богом ходим». Натуры угрюмые и одинокие, как старый музыкант Лемм, в её присутствии оживают, раскрывают тайники своей души, тянутся к её чистой и светлой душе. Но и легкомысленный эгоист Паншин находит у неё радушие и также испытывает силу её обаяния. Простая, сдержанная и доверчивая, Лиза любит простой народ, охотно общается и. беседует с крестьянами, чувствуя, что самое главное – религиозный душевный идеал у неё и у них – одно.

Самостоятельность натуры Лизы. Одним из отличительных свойств Лизы следует признать её самостоятельность, её независимость в жизни. Она ни у кого не спросит указаний, как жить и как поступать в отдельных случаях. Она считается только с голосом своей совести, будучи очень чуткой к её требованиям. Она утвердила всю свою жизнь на нравственном идеале, который сознала умом и восторженно почувствовала душой. И потому-то она твердо идет своей дорогой жизни, не отступая от пути, который кажется ей единственно верным. Когда она задумывает какое-либо решение, ни Лаврецкий, ни мать, ни Марфа Тимофеевна не пытаются с ней спорить, но принимают её решение, ибо Лиза приняла его не легкомысленно, но вследствие глубокой внутренней потребности.