Толстой привел главного героя «Войны и мира», Пьера Безухова, через ряд ошибок отклонений и разочарований к идеалам «простоты, добра и правды». Нелегко было это «странствование», – очень сложна была натура Пьера. Честный и искренний, он никогда сознательно не лгал ни веред собой, ни перед другими. Его беспокойная душа жадно стремилась к добру, к свету, но отсутствие воли, неумение управлять собой, своими страстями часто отклоняло его от прямого пути. Сознание своих падений доставляло ему иногда, поистине большие страдания.

 

Путь исканий Пьера Безухова

 

Он честно хотел разрешить загадку жизни – этот «запутанный и страшный узел жизни», но сил порой не хватало, и тогда страх им овладевал: Толстой рассказывает, что иногда Пьер вспоминал о слышанном им рассказе, о том, как на войне солдаты, находясь под выстрелами в прикрытии, когда им нечего делать, старательно изыскивают себе занятия для того, чтобы легче переносить опасность. И Пьеру все люди представлялись такими солдатами, спасающимися от жизни: кто – честолюбием, кто – картами, кто писанием законов, кто женщинами, кто – охотой, кто – вином, кто – государственными делами... «Нет ни ничтожного, ни важного, – все равно: только бы спастись от неё, как умею!» – думал тогда Пьер, не знавший, куда идти. «Только бы не видать ее, – эту страшную ее».

Причина этого страха, прежде всего, его слабоволие, это – характерная его черта. Из слабости он может не сдержать «честного слова», которое он дал князю Андрею. И, сам стыдясь своего поступка, он может лгать еще перед собой, оправдывая сам себя, заглушая голос своей совести. Из слабости подчиняется он тлетворному влиянию Курагиных, – кутиле и развратнику Анатолю, хитрому князю Василию, который ловко женит его на своей дочери, – подчиняется мошеннику-управляющему. Но иногда в нем вспыхивает с неукротимой силой его благородная честность, – тогда страшен он делается и Анатолю Курагину, и супруге своей прекрасной Элен.

 

 

Такие «дикие» вспышки редки: обычное состояние его души – несколько сонливое, вялое добродушие, которое почти не покидает его даже тогда, когда он говорит о «возвышенных материях». Оттого он в кругу фальшивых людей света несколько смешон, этот наивный, доверчивый «большой ребенок», с чистотой сердца, доверчивостью и откровенностью, переходившей иногда границы «светского приличия».

Воспитанный на Руссо, он – человек чувства, – оттого он подчиняется легко настроениям; оттого он – большой мечтатель-фантазер, с наклонностью к «умствованиям». Так как эта фантазерство у него упорно стремилось приобрести филантропический характер, выражалось в потребности приносить людям добро, – то понятно, что интересы его тяготели к вопросам морали по преимуществу. Это преобладание в нем чувства – одна из главных помех на пути его к «самоопределению», к развитию сознательности и серьезности в отношениях его к жизни.

Он неустойчив, постоянно увлекается. Первоначальная неопределённость его души уже указывает, что «личность» в нем не прояснена, – и долго он, сам того не замечая, жил не своим умом, а чужим. Тем не менее, у него было жгучее желание именно свою личность проявить в жизни, – отсюда его ошибки, его разочарования. Когда Платон Каратаев освободил его от этого желания, – он успокоился легко и, в сущности, остался таким же безличным, каким был раньше, только без разлада в душе, с спокойным сознанием того, что в этом безличии – его спасение.

 

Читайте также статьи Пьер Безухов – характеристика, Герои «Войны и мира». Ссылки на материалы о других героях и произведениях Л. Толстого см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»