Картины русской природы проникнуты у Некрасова задушевностью и грустью; он не любуется природой самой по себе, но одухотворяет её холодную и спокойную красоту представлением о тех человеческих чувствах, которые в данном месте сливались с природой.

 

Лирика Некрасова. Видеоурок

 

Бедные красками, но проникнутые для поэта задушевной тоской картины русской природы очаровывают его взгляд:

 

Все рожь кругом, как степь живая,
Ни замков, ни морей, ни гор...
Спасибо, сторона родная,
За твой врачующий простор!

 

 

 

За дальним Средиземным морем, под ярким небом поэт не нашел примиренья с горем (очень характерно, что краски итальянской природы не пленили Некрасова и не внушили ему ни одного стихотворения, ибо природа сама по себе, вне человеческой жизни, была чужда ему, в противоположность Фету, Тютчеву и др.). Но уголки русской природы – «тишина деревенек», Божий храм на горе, простор и тишь полевая – говорят о великой печали русского народа и о сладостном примирении с тяжелым крестом жизни во имя идеала:

 

Как ли тепло чужое море,
Как ни красна чужая даль, –
Не ей поправить наше горе,
Размыкать русскую печаль!
Храм воздыханья, храм печали,
Убогий храм земли твоей:
Тяжеле стонов не слыхали
Ни римский Петр, ни Колизей
Сюда народ, тобой любимый,
Своей тоски неодолимой
Святое бремя приносил –
И облегченный уходил!
Войди! Христос наложит руки
И снимет волею святой
С души оковы, с сердца муки
И язвы с совести больной.
Я внял... Я детски умилился...
И долго я рыдал и бился
О плиты старые челом,
Чтобы простил, чтоб заступился,
Чтоб осенил меня крестом
Бог угнетенных, Бог скорбящих
Бог поколений, предстоящих
Пред этим скудным алтарем.

 

Ссылки на другие статьи о творчестве Н. А. Некрасова – см. ниже, в блоке «Ещё по теме...»