Обитатели ночлежки сидят на пустыре рядом с нею. Настя рассказывает грызущей семечки Наташе книжную любовную историю, уверяя, что она происходила в её собственной жизни: студент Рауль хотел застрелиться из револьвера, так как родители не разрешали ему жениться на ней. Барон хохочет: «Наташка, да ты же в прошлый раз то же самое про Гастона рассказывала! Да ведь всё это – из книжки "Роковая любовь"» [См. полный текст пьесы и её краткое содержание целиком.]

 

Горький. На дне. Спектакль 1952 г.

 

Настя плачет от досады. Лука с сочувственной улыбкой гладит её по голове и уводит. «Видно, вранье-то приятнее правды, – задумчиво произносит Наташа. – Я вот тоже жду кого-нибудь особенного...» – «А я уж ничего не жду, – усмехается Барон. – Всё прошло, кончено!»

«Человека приласкать никогда не вредно, – убеждает остальных вернувшийся Лука. – Всех жалеть надо!» Он рассказывает, как раз сторожил дачу одного инженера. Ночью туда полезли два вора. Выйдя с ружьём, Лука заставил их наломать веток и тут же выпороть ими друг друга. Но после этого воры стали просить у него хлебца – оба были очень голодны. Лука сжалился над ними и приютил в своей сторожке. Так они и прожили у него всю зиму.

Слесаря Клеща не трогает рассказ Луки. Он вскакивает и треплет на себе лохмотья: «Где правда? У меня работы нет, пристанища нет, силы теперь уже нет! А я хотел по правде жить, работать! Будь она проклята, эта правда!»

Клещ в возбуждении убегает. Лука вздыхает: «Да, не всегда правдой душу вылечишь. Знал я в Сибири одного человека, который в праведную землю верил. Дескать, живут в той земле одни хорошие люди. И всё он собирался идти эту праведную землю искать. А потом один ссыльный учёный сказал ему, что на картах нигде такой земли нет. Тут человек этот рассердился – как так? Жил-жил, терпел-терпел, надеясь в землю ту попасть, а её нету? Грабеж!.. И говорит он ученому: «Ах ты… сволочь эдакой! Подлец ты, а не ученый…» Да в ухо ему – раз! Да еще!.. А после того пошел домой – и удавился».

Все задумываются. Подходит Васька Пепел. Он подсаживается к Наташе и уговаривает, чтобы она стала его женой. Васька обещает бросить воровство, которым он стал заниматься сызмалетства, потому что отец его был вор, и самого Пепла все вокруг поэтому звали вором. «Ты, Наташа, девица строгая, хорошая, надежная, – волнуется Васька. – Очень полюбил тебя! Ты никогда меня вором не называла. Давай вместе начнём честную жизнь! Хоть и в Сибирь уедем».

Наташа колеблется. В окне ночлежки как раз появляется её ревнивая сестра Василиса. Пепел, не замечая её, продолжает объясняться Наташе в любви. Его поддерживает и Лука: «Иди за него, девонька, иди! Он – парень ничего, хороший! Ты только почаще напоминай ему, что он хороший парень, чтобы он, значит, не забывал про это!»

«Вот и сосватались! Совет да любовь!» – злобно кричит из окна Василиса. Наташа, увидев сестру, ахает. Из дома выходит Василисин муж, хозяин ночлежки, старик Костылев. «Наташка! Ты что тут делаешь, дармоедка? Сплетни плетешь? А самовар не готов? На стол не собрано?» – «Цыц! – осекает Костылева Пепел. – Она тебе больше не слуга! Теперь она – моя!»

«Тво-оя? Когда купил? Сколько дал?» – хохочут Василиса с Костылевым. Пепел дрожит от гнева. Лука убеждает Пепла уйти, зная, что Василиса хочет натравить его на Костылева.

Костылев смеётся над Лукой: «Ну что, старичок. Ты, говорят, опять хочешь идти странствовать? А человек должен на одном месте жить… Нельзя, чтобы люди вроде тараканов жили… Куда кто хочет – туда и ползет. Бродяга – бесполезный человек. Хороший человек должен иметь пачпорт, а у тебя его нет. Убирайся с моей квартиры, а то ведь у моей жены дядя – полицейский».

Василиса уводит Костылева пить чай, обзывая Луку «грибом поганым». Картузник Бубнов советует Луке уходить с ночлежки: «Я и сам, может, от каторги спасся тем, что вовремя ушел. Жена у меня с одним меховщиком связалась… Мастер, он, положим, был хороший: ловко собак в енотов перекрашивал, а кошек – в кенгурий мех. Я с этим мастером раз дрался – он у меня половину бороды выдрал и ребро сломал. Я обозлился и однажды жену по башке железным аршином тяпнул. Хотел её вообще укокошить, но вовремя спохватился – ушёл! Правда, пришлось мастерскую свою на жену оставить, но я бы её всё равно пропил».

Входят Сатин с Актёром. Актёр решил бросить пить. Он хвалится, что сегодня мёл улицу, заработал два пятиалтынных – и не пропил их! Лука посмеивается. Сатин рассказывает о своей молодости: «Я был рубаха-парень, плясал великолепно, играл на сцене, любил смешить людей. Но потом сел в тюрьму почти на пять лет: убил из-за родной сестры одного подлеца в запальчивости. В тюрьме карточному шулерству и научился».

Возвращается Клещ с опущенной головой. Жалуется Сатину: «Чтобы жену похоронить, все инструменты продал; не знаю, как теперь работать!» Сатин советует ему не унывать: «Да ты ничего не делай! Просто – обременяй землю!»

Из окна Костылевых раздаются крики. Там Василиса и Костылев бьют Наташу, а она истошно вопит. Сатин, Актёр и Лука бегут в дом. Лука кричит, чтобы позвали Пепла. Вскоре обратно на улицу из дому выбегает толпа людей, в которой Сатин и Татарин пытаются оттеснить Василису от избиваемой ею Наташи. Прибегает дядя их обеих – полицейский Абрам Медведев. Василиса орёт: «Жизни решусь, а растерзаю!» Бегущая сзади Квашня причитает: Василиса вылила Наташе на ноги кипящий самовар.

Из проулка выбегает Васька Пепел. «Абрам, держи этого грабителя!» – кричит Костылев, указывая на Ваську. Пепел подскакивает и сильным ударом сваливает Костылева на землю.

«Убили! Помер! – не своим голосом вопит Василиса, глядя на лежащего мужа. – Васька убил! Васька!» Пепел бросается и на неё, но его удерживают Сатин с Кривым Зобом. «Что, Вася, мил друг? От судьбы – не уйдешь! – торжествует Василиса. – Полиция, полиция!» – «Да это ты всё подстроила, – рвётся Пепел к ней. – Ты и раньше подговаривала меня его убить!»

«А-а… я поняла! – восклицает Наташа, услышав это. – Ты, Василий, был заодно с моей сестрой! Люди добрые! Она – его любовница… они – заодно! Она его подговорила мужа убить… муж им мешал… и я – мешала. Вот – изувечили меня!»

«Наталья, что ты!» – изумляется Пепел. – «Вот так черт! – качает головой Сатин. – Держись, Василий! Утопят они тебя!»

Василиса ведёт полицейских. Наташа мечется в беспамятстве: «Люди добрые! Сестра моя и Васька убили! Берите их, судите… Возьмите и меня в тюрьму, Христа ради!»

 

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию предыдущего / следующего действия пьесы пользуйтесь расположенными ниже кнопками Назад / Вперёд. См. также полный текст «На дне», краткую и подробную биографии Максима Горького.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.