К самому концу XIV – началу XV века относятся два произведения, описывающие Куликовскую битву, самое большое и важное событие эпохи татарского ига, показавшее русским людям, что есть надежда и возможность освободиться от ненавистной татарщины. [См. на нашем сайте краткое и подробное описание Куликовского сражения.]

 

Задонщина, Сказание о Мамаевом побоище. Лекция А. Н. Ужанкова

 

В летописи мы находим сухой исторический рассказ этого события, литературно же оно отразилось в «Сказании о Мамаевом побоище» [см. его полный текст и анализ] и в «Задонщине» [см. полный текст]. Оба эти произведения написаны определенно под влиянием «Слова о полку Игореве». Они напоминают его по своему плану, строению; в некоторых местах видно просто подражание.

Возможно, эти два произведения являются переработкой одно другого, возможно также, что написаны они самостоятельно. Автором «Задонщины» считают Софрония, родом рязанца, бывшего свидетелем битвы. Но и в «Задонщине» есть анахронизмы, исторические неточности; так, например, здесь говорится, что союзником Мамая был литовский князь Ольгерд, который, на самом деле, умер за 3 года до Куликовской битвы.

В Задонщине еще больше, чем в «Сказании», чувствуется подражание «Слову о полку Игореве». Во вступлении «Слова» его автор обращается к вещему певцу Бояну. Автор «Задонщины» вместо Бояна обращается к «вещему боярину», не разобрав, очевидно, того, кто такой был Боян.

Известную фразу, дважды повторяющуюся в «Слове»: «о, русская земля, уже ты за шеломенем еси!» (о, русская земля, ты уже за холмом) – автор «Задонщины» растолковал по своему. Выражение «за шеломенем» он перевел – «за Соломоном»: «земля еси русская, как еси была доселе за царем за Соломоном, так буди и нынеча за князем великим Дмитрием Ивановичем».

«Задонщина» короче «Сказания», в ней меньше подробностей, но язык ее лучше, проще. Чувствуется большое патриотическое воодушевление по поводу национальной победы русских над татарами.

Очень красива и торжественна картина прощания князя Дмитрия со своими убитыми воинами, усеявшими Куликово поле. После битвы князь и воевода «стали на костех». «Грозно и жалостно, братие, в то время смотрети, еже лежат трупы христианские у Дона великого на березе, аки сенные стоги, и Дон река три дни кровию текла».

Куликовская битва. Стояние на костях

Поле Куликово. Стояние на костях. Художник П. Рыженко

 

Прощаясь с падшими в бою, князь Дмитрий сказал: «братия, князи и бояре и дети боярские! То вам сужено место меж Доном и Днепром, на поле Куликовом, по речке Непрядве; и положили есте головы своя за святыя церкви, за землю Русскую, за веру христианскую. Простите мя, братия, и благословите!»

Исторически это место – неверно. Известно, что во время Куликовской битвы князь Дмитрий был серьезно ранен, его увезли в тяжелом состоянии и он, конечно, не мог держать эту речь убитым воинам. Но историческая неточность не умаляет красоты этой сцены.