Одна из лучших од Ломоносова: «На день восшествия на престол Императрицы Елизаветы Петровны» (1747) (см. полный её текст и краткое содержание).

Начинается она с восхваления мира, который приносит сёлам блаженство, защищает города, дает возможность процветать наукам, торговле и промыслам. Поэт восхваляет Елизавету за то, что она, взойдя на престол, водворила мир. Велика слава победоносного вождя, но, по мнению поэта, еще выше слава «миротворца».

 

Ломоносов. Ода на день восшествия на всероссийский престол Елисаветы Петровны. Читает Арсений Замостьянов

 

Далее Ломоносов воспевает величие и мощь России, говорит о будущем её благоденствии, когда искусства и науки, расцветшие под покровом мудрой императрицы, сделают русский народ богатым и счастливым.

Оканчивается ода воззванием к российскому юношеству, которое должно своим усердием помогать делу образования в России.

 

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих!
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне, ободренны,
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов [1]
Российская земля рождать!
Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха, –
Науки пользуют везде:
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладком и труде...

 

Приведенные стихи свидетельствуют, с какой благородной простотой говорит муза Ломоносова в этот второй период его творчества. Поэт уже сам осуждает излишний пафос и риторику, переполнявшие ранние его оды:

 

Молчите, пламенные звуки,
И колебать престаньте свет! –

 

восклицает он.

Наступили «прекрасные времена», и вселенная «в безмолвии» внимает новым звукам «восхищенной Музы» поэта. Образ величественной, беспредельной России, спокойно возлежащей от одного края мира до другого, опирающейся локтем на Кавказ, а под её охраной – тишина, мир, благоденствие в градах и селах, свобода научного и художественного творчества – вот картина, которая стала упорно преследовать вдохновение Ломоносова.