Сумароков (см. его биографию и статью о творчестве) брался за оды, можно думать, почти исключительно с целью доказать, что мог писать их лучше, чем Ломоносов. В полном собрании его сочинений «торжественных» од – 33; од «разных» – 31; од «вздорных» – 5; переложений псалмов – 153; духовных песнопений – 28.

Портрет Сумарокова

Александр Петрович Сумароков

 

Такое изумительное обилие произведений, в количественном отношении, далеко оставляет за собой творчество Ломоносова, но внутренними достоинствами своими эта лирика значительно уступает ломоносовской: нет в произведениях Сумарокова того подъема чувства, того «пиндаризма», которым богат Ломоносов, – язык и стих его, могучий и яркий, сменяется у Сумарокова тусклой версификацией, слабо выражающей настроения поэта.

Из торжественных од Сумарокова одна«На победы Петра Великого», пять – посвященных Елизавете Петровне, остальные – Екатерине II. Писались они на разные случаи – на «восшествие на престол», на «коронацию», на «день рождения», на день «тезоименитства», на «победы».

Во всех этих одах описательный и повествовательный элемент сильнее лиризма; поэт более рассказывает, чем «восторгается». Это обстоятельство приблизило его оду к земле, связало ее с деятельностью воспеваемого лица и с настроением общества.

Интересны в этом же смысле оды Сумарокова, названные им «разными». В этих любопытных произведениях мы встречаем лирику «интимную», исповедь настроений самого автора, – здесь нашла себе выражение и любовь поэта, и радости, и сетованья в тяжелую минуту, и мечты о возможном счастье... Понятно, что для выражений этих «действительных» чувств поэта и обстановка делается более реальной: мелькают упоминания о красотах Невы, о берегах Волги, о жизни поэта в Москве и в русской деревне. Таким образом, ложноклассические настроения стали связываться у него, мало-помалу, с «поэзией действительности».

Оды «вздорные» – это пародии на «пафос» Ломоносова. В этих произведениях Сумароков высмеял своего современника, представив намеренно неудачные сочетания «ломоносовских» грандиозных образов. Например: «с волнами волны там воюют, там вихри с вихрями дерутся и пену плещут в облака», «Борей замерзлыми руками из бездны китов извлекает и злобно ими в твердь разит», «Нептун из пропастей выходит, – со влас его валы текут, главою небесам касаясь, пучины топчет пирамид» и т. д.

Значение этих малоостроумных пародий, тем не менее, было велико; они верно подчеркивали «ложь» высокопарных, не всегда искренних настроений псевдоклассицизма, оторванность его от действительной жизни –

 

Среди зимы, в часы мороза,
Когда во мне вся стынет кровь,
Хочу твою воспети, Роза,
С Зефиром сладкую любовь!

 

Такое обвинение в поэтической «неправде» тяготеет над всей русской одой XVIII века; оно теряет свою силу лишь по мере того, как в конце века «поэзия действительности» вступает в свои права.

 

Александр Петрович Сумароков. Лекция А. Н. Ужанкова

 

Интересны также «духовные стихотворения» Сумарокова, особенно те, где он является, более или менее, самостоятельным. Таковы оды «о величестве Божием», «на суету мира», «о добродетели», переложения молитв, стихир и отдельных мест из Библии.