Кто входит в фамусовское общество, изображённое Грибоедовым в «Горе от ума»? К типичным представителям общества, с которым приходится бороться Чацкому, относятся Фамусов, Молчалин, Софья, Скалозуб, Хлестова, Загорецкий, Хрюмины, Тугоуховские. Всем им, в одинаковой степени, присуща боязнь заслужить дурную славу в «свете». Здесь, в этом «обществе», прежде всего, стараются жить, «как все» – это главная его характеристика.

 

Горе от ума. Спектакль Малого театра, 1977

 

«Как можно против всех»восклицают княжны Тугоуховские, и это восклицание может быть поставлено эпиграфом ко всей пьесе. «Грех не беда, молва нехороша!» – говорит служанка Лиза, и в этих словах открывает затаенную боязнь этого общества не перед злом, а перед злой молвой. Мысль, «что скажет княгиня Мария Алексевна?» – для Фамусова страшнее, чем убеждение в провинности его дочери. Эта боязнь «общественного суда» заставляет представителей фамусовского общества все усилия прилагать к тому, чтобы жить, «как все», – не отличаясь ни в чем: ни в платье, ни в образе мыслей, ни в складе жизни. Вот почему это общество представляет собой такую сплоченную силу.

Глубоко невежественное, оно с враждой относится к просвещению, – к этому «злу», которое ему хотелось бы «пресечь», не останавливаясь даже перед сожжением всех существующих книг.Понятно, что такое общество, лишенное всех высших интересов, живет бессодержательною жизнью: обеды, ужины, свадьбы, балы, карты, крестины и похороны, – вот те «дела», которые наполняли собою праздную и сытую жизнь этих тунеядцев, беспечно живущих насчет труда крепостных и на средства государства.

Пугливо относится это общество к суду своих сочленов, но оно отважно клеймит презрением людей не своей «касты» – тех, кто смеет иметь свое собственное суждение. Кто принадлежал к «касте», тому, как Загорецкому, прощалось все: даже и то, что он был «лгунишка, картежник, вор...». «Будь плохонькой», говорит Фамусов про московских женихов, – а в семью все-таки включат, если жених удовлетворял той мерке, которая прилагалась к «женихам» в этом обществе.

Типичным представителем московского общества является в комедии прежде всего сам Фамусов (см. Образ Фамусова и Характеристика Фамусова). Типичны для этой среды также Молчалин, Скалозуб и Софья.

Молчалин – это Фамусов в юности: он старательно выполняет все требования того общества, в котором он рассчитывает найти свое благополучие. Свою «личность» он готов поработить этому обществу до того, что отказывается «сметь свое суждение иметь», говоря, что он «в чинах небольших». Он заискивает не только у влиятельных стариков и старух, но, перещеголяв своего патрона Фамусова, заискивает даже у низших. Правило его жизни –

 

Угождать всем людям без изъятья:
Хозяину, где доведется жить,
Начальнику, с кем буду я служить,
Слуге его, который чистит платье,
Швейцару, дворнику, – для избежанья зла,
Собаке дворника, чтоб ласкова была!

 

Весь поглощенный заботами о своей «карьере», он усердно торит к ней дорожки не одну, а несколько зараз, низкопоклонничая направо и налево, часто без нужды, в расчете на то, что «частенько там мы покровительство находим, где не метим». В погоне за покровителями, он играет с влиятельными старушками в карты, ухаживает за дочерью начальника. Он – лицемер, как все это лживое общество, замаскированное приличиями и строгостью «общественного суда».

Такой же карьерист – Скалозуб, но хитрость, лукавство, низость Молчалина у него сменяются глупостью и грубостью аракчеевского фрунтовика. Цель его жизни – скорее попасть в генералы. К этой цели он идет решительно и успешно:

 

Довольно счастлив я в товарищах моих –
Вакансии как раз открыты:
То старших выключат иных,
Другие, смотришь, перебиты!

 

К просвещению он относится отрицательно, как и все его друзья из фамусовского круга, – из всех наук он признает одну и ставит ее выше всех: военную муштровку и выправку.

Софья – существо двойственное. Она презирает общество, в котором живет, но бороться с ним не станет: её, как Горича, засосала эта жизнь, отравила ее и своей ложью, и своим «непротивлением злу». Она выполняет все, что требует от неё это общество, но спасается от него в интимном мире своей внутренней жизни.

Она – мечтательница, любительница чувствительных романов, создала себе уголок жизни, куда пустила одного Молчалина; в нем она увидела своего героя: его угодливость, податливость представились ей тем «прекраснодушием», которым богато были наделены многие герои тогдашних романов (ср. Грандисона). С Молчалиным она просиживает ночи за роялем, за чтением, – а он, в угоду ей, играет роль сентиментального, романического любовника: вздыхает, пожимает ей руку, а за глаза ее именует в насмешку «печальной кралею».

Чацкий не годился бы на роли героя такого странного романа: он слишком был самобытен и не пошел бы «статистом». Вот почему когда появился Чацкий. Софья испугалась мысли, что он вторгнется в её мирок, разобьёт его, – и она попыталась защитить себя ложью и клеветой – оружием, позаимствованным у фамусовского общества. Убедившись в низости идеализированного ею Молчалина, она переродилась, – она поняла и свою ошибку по отношению к Чацкому, и то ужасное фальшивое положение, в которое она втянута была жизнью в доме отца и в московской среде.