В это время Ахилл сидел у своего шатра и раздумывал, почему не возвращался Патрокл. Тревожило его то, что опять обратились в бегство греки. Он уже начинал подозревать, что погиб Патрокл. Вдруг к нему подошел плачущий сын Нестора. Он принес Ахиллу весть о гибели Патрокла.

Невыразимая скорбь овладела Ахиллом. Обеими руками захватил он пепла от очага и посыпал им голову. Рассыпался пепел по его одежде. Упал Ахилл на землю и рвал от горя волосы. Плакал и молодой Антилох. Он держал за руку Ахилла, чтобы не покончил он с собой от горя. Громко рыдал Ахилл. Услыхала плач его мать Фетида и тоже громко зарыдала. Поспешили к ней все сестры ее, нереиды, и тоже подняли громкие стенания.

Ахилл и Патрокл

Ахилл оплакивает убитого Патрокла. Картина Н. Ге, 1855

 

– Сестры мои! – воскликнула богиня Фетида. – Горе мне, горе! О, зачем родила я на свет Ахилла! Зачем воспитала его, зачем отпустила его под стены Трои! Никогда уж не увижу я его вернувшимся в светлые чертоги Пелея. Должен страдать он всю свою краткую жизнь! Не могу я помочь ему! Я пойду сейчас и узнаю, о чем скорбит он!

 

Илиада. Песнь 18. Аудиокнига

 

Быстро предстала пред рыдающим Ахиллом мать его Фетида со своими сестрами. С плачем обняла она голову своего возлюбленного сына и спросила его:

– О чем ты рыдаешь так громко? Не скрывай, расскажи мне все. Ведь исполнил Зевс твою просьбу и прогнал войска греков к самым кораблям. Они лишь одного хотят, – чтобы ты помог им.

– Знаю я это, милая мать, – ответил Ахилл, – но что за радость в этом! Я потерял Патрокла. Его я любил больше всех и дорожил им, как моей собственной жизнью. Убил его Гектор, и похитил он те доспехи, которые даровали боги Пелею. Не хочу я жить средь людей, если не могу я сразить копьем моим Гектора, если не заплатит он мне жизнью за смерть Патрокла.

– Но ведь и ты должен умереть вслед за Гектором! – воскликнула Фетида.

– О, пусть умру я сейчас, если не мог я спасти друга! Он, наверно, призывал меня перед смертью. О, пусть погибнет вражда, она и мудрых ввергает в неистовство. Забуду я гнев против Агамемнона и опять выйду на бой, чтобы убить Гектора. Смерти же я не боюсь! Никто не избежит смерти, не избежал ее и великий Геракл, хотя и любил его Зевс-громовержец, его отец. Я готов умереть там, где сулил мне рок, но прежде добуду я великую славу. Нет, не удерживай меня, мать! Ничем не удержишь ты меня!

Так ответил матери Ахилл. Об одном лишь просила сына богиня Фетида: чтобы не вступал он в бой до тех пор, пока не принесет она ему от бога Гефеста новых доспехов.

Погрузились в море прекрасные нереиды. Просила их Фетида возвестить отцу Нерею, что произошло под стенами Трои. Сама же она вознеслась на высокий Олимп к богу Гефесту.

Между тем с трудом сдерживали герои-греки натиск троянцев. Уже три раза пытался Гектор, гнавшийся за греками, подобно яростному пламени, вырвать труп из рук Менелая. Трижды отражали его Аяксы. И овладел бы Гектор трупом Патрокла, если бы не явилась к Ахиллу посланная богиней Герой вестница богов Ирида. Она побуждала Ахилла идти и отстоять тело друга. Но не мог вступить в бой Ахилл, не было у него доспехов. Тогда повелела Ирида Ахиллу встать безоружным на валу, окружавшем стан греков, и устрашить наступающих троянцев своим видом.

Пошел к валу Ахилл. Афина-Паллада возложила на его плечи эгиду, голову его окружила золотым облаком и дивным сиянием, – блеск от головы Ахилла поднимался до самого неба. Встал Ахилл на валу и грозно крикнул, с ним издала грозный крик и Афина-Паллада. Ужас объял троянцев. Кони их испугались крика, и сами понеслись назад. В ужас пришли возничие на колесницах, увидав огонь вокруг головы Ахилла.

Трижды вскрикивал грозно Ахилл, и трижды в страшное смятение приходило все войско троянцев. Среди этого смятения погибло двенадцать троянских героев. Часть их наткнулась на копья, часть растоптали кони. Греки же вынесли тело Патрокла, положили его на носилки и с громким плачем понесли к шатру Ахилла. За ними пошел и сын Пелея. Громко рыдал он, глядя на друга, которого он сам послал в кровавый бой.

Повелела Гера богу солнца Гелиосу раньше времени спуститься в воды Океана. Наступила ночь. Кончилась битва, в сон погрузился стан греков. Троянцы же собрались на совет в поле. Они совещались стоя. Ни один из них не осмеливался сесть, – боялись они нападения Ахилла. Дал такой совет троянцам Полидамант: вернуться в Трою и не ждать здесь утра, когда нападет на них Ахилл. Многих сразит он героев, если нападет на троянцев в открытом поле. Если же все будут защищаться, стоя на стенах, то напрасно будет Ахилл объезжать на своих быстрых конях Трою, – взять ее не будет он в силах.

Но отверг Гектор совет Полидаманта; он повелел остаться в поле троянцам, выставив пред лагерем стражу. Все еще надеялся Гектор опять напасть на корабли греков и прогнать их из Троады. Гектор объявил, что если решит Ахилл вновь участвовать в битве, то он не будет больше уклоняться от боя с ним. Тогда кто-нибудь из них вернется с победной славой домой – он или Ахилл. Помрачила разум троянцев Афина-Паллада, и остались они в поле, расположившись лагерем.

А в стане греков Ахилл оплакивал смерть Патрокла, положив руки на грудь убитого. Громко и тяжело стонал он, подобно льву, у которого охотник похитил львят. Возвратился с охоты лев, не нашел в логове львят, и с громким ревом ходит он по лесу и ищет следов похитителя детей.

– Боги, боги! – восклицал Ахилл. – Зачем я обещал отцу Патрокла, что вернусь вместе с Патроклом на родину? Нет, обоим нам суждено обагрить троянскую землю нашей кровью. Не встретит меня возвращающегося из похода ни отец, Пелей, ни возлюбленная мать. Пусть умру я, дорогой Патрокл, но не прежде, чем отомщу Гектору и устрою тебе пышные похороны.

Повелел Ахилл друзьям омыть окровавленное тело Патрокла и умастить его благовониями. Исполнили это друзья Ахилла. Положили тело Патрокла на богато убранное ложе и покрыли его тонким полотном, а сверху – роскошным покрывалом. Целую ночь оплакивали мирмидоняне Патрокла, и плакали вместе с ними плененные Ахиллом и Патроклом троянки и дарданянки.

А богиня Фетида быстро взлетела на светлый Олимп к медному дворцу бога Гефеста. Когда Фетида пришла во дворец Гефеста, он был в кузнице. Покрытый потом, выковывал он сразу двадцать треножников. Они были на золотых колесах, сами катились треножники к богам и сами возвращались назад. К этим треножникам богу осталось приделать только узорчатые ручки. Бог ковал гвозди для ручек, когда тихо вошла во дворец богиня Фетида. Увидела богиню прекрасная жена бога Гефеста, Харита. Взяла она ласкова за руку Фетиду и сказала ей:

– Войди к нам в чертог, Фетида, редко ты посещаешь нас. Какая нужда привела тебя к нам?

Позвала Харита Гефеста, чтобы скорее вышел он к богине Фетиде. Услыхав, что к нему пришла богиня Фетида, та, которая спасла некогда ему жизнь, когда сбросила его с Олимпа Гера, Гефест поспешил на зов жены. Он поднялся от наковальни, собрал все орудия, которыми работал, и убрал их в окованный серебром ларец. Отер Гефест руки, грудь, шею и лицо влажной губкой, смывая пот и копоть, оделся и, опираясь на толстый посох, вышел к богине Фетиде.

Под руки бога Гефеста вели выкованные им из золота прислужницы, которые были словно живые. Взял за руку Фетиду Гефест и спросил ее:

– Скажи мне, богиня, что тебе надо? И если могу, то я все готов сделать для тебя.

Залившись слезами, Фетида рассказала, как лишился сын ее тех доспехов, которые дали боги в дар отцу его Пелею, как убил Гектор Патрокла, как скорбит Ахилл о своем друге и жаждет отомстить убийце друга, но не имеет вооружения. Богиня просила Гефеста выковать вооружение ее сыну. Выслушав Фетиду, тотчас согласился Гефест выковать ему такое вооружение, что все люди будут дивиться его необычайной красоте.

Пошел назад в свою кузницу Гефест. Взял он меха свои, поставил их к горнилу и приказал раздуть огонь. Меха дышали на огонь, покорные желанию Гефеста, то ровно, то порывисто, раздувая в горниле громадное пламя. Гефест же бросил в горнило медь, олово, серебро и драгоценное золото. Затем поставил он наковальню и схватил в руку свой громадный молот и клещи.

Прежде всего Гефест выковал щит Ахиллу. Дивными изображениями украсил Гефест щит. На нем представил он землю, море и небо, а на небе – солнце, месяц и звезды. Среди звезд изобразил он Плеяды, Гиады, созвездия Ориона и Медведицы. На щите изобразил Гефест и два города. В одном городе празднуют свадьбы. По улицам движутся свадебные шествия и хоры юношей, а женщины смотрят на них с порогов своих домов.

А на площади собралось народное собрание. В нем два гражданина спорят о вире (плате) за убийство. Граждане, разделясь на две партии, поддерживают спорящих. Вестники успокаивают граждан. Кругом сидят городские старцы, и каждый, взяв в руки скипетр, произносит свое решение по спорному делу. В кругу же лежат два таланта золота в награду тому, кто справедливее рассудит тяжущихся.

Другой город осадили враги. Осажденные же, оставив на защиту города жен, юношей и старцев, устроили засаду. Ими предводительствуют бог Арес и богиня Афина-Паллада, величественные и грозные. Два лазутчика поставлены впереди следить за врагами. Но вот показались стада, захваченные врагами. Граждане, укрывшиеся в засаде, отбивают коров и овец. Шум услыхали в стане враги и поспешили на помощь. Началась кровопролитная битва, а в битве меж воинами рыщут богини злобы и смуты и грозный бог смерти Танат.

Изобразил Гефест на щите и пашню. Пахари идут за плугами. Когда они достигают границы поля, им подают слуги кубки с вином. Изобразил бог и уборку хлеба. Одни жнецы жнут хлеб, другие его вяжут, а дети собирают колосья. Владелец поля с радостью смотрит, как убирают богатый урожай. В стороне женщины готовят обед для жнецов. Рядом же изображен сбор винограда. Юноши и девы несут в корзинах виноград. Прекрасный юноша играет на лире, а вокруг него движется веселый хоровод.

Изобразил и стадо волов Гефест. На стадо напали два льва. Пастухи стараются отогнать львов, но собаки боятся напасть на них и только лают. Рядом же были изображены пасущиеся в долине среброрунные овцы, стойла, хлевы и шалаши пастухов. Наконец, Гефест изобразил хоровод юношей и дев, пляшущих, взявшись за руки, и поселян, любующихся на пляску. Вокруг же всего щита изобразил Гефест Океан, обтекающий кругом землю. Сделав щит, Гефест выковал броню Ахиллу, горящую, как яркое пламя, тяжкий шлем с золотым гребнем и поножи из гибкого олова.

Окончив работу, Гефест взял свое вооружение и отнес его богине Фетиде. Подобно быстрому ястребу, понеслась она с Олимпа на далекую землю, чтобы скорее отнести сыну доспехи.

 

Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей песни «Илиады» пользуйтесь кнопками Вперёд / Назад ниже текста статьи.

См. также полный текст «Илиады» по песням, краткое изложение всей этой гомеровской поэмы в одной статье, краткое содержание «Одиссеи» и материал Троянская война.