Поводом для включения в «Песнь о Роланде» (см. краткое содержание и анализ) эпизода предательства Ганелона могло стать желание сказителей объяснить внешней роковой причиной поражение непобедимой армии Карла Великого. Но Ганелон являет собой не просто образ изменника – он выражает некое мощное злое начало, враждебное всякому общенародному делу, олицетворение феодального эгоизма.

 

Роланд

 

Ганелон изображен отнюдь не каким-нибудь физическим и нравственным уродом. Это величавый и смелый боец. Когда Роланд предлагает отправить его послом к сарацинскому королю Сарагосы Марсилию, Ганелон не пугается этого поручения, хотя и знает, насколько оно опасно. Но он предполагает, что Роланд имел намерение погубить его. Ганелон открыто и смело выражает свой гнев:

 

Он плащ, подбитый горностаем, сбросил,
Остался только в шелковом камзоле,
Лицом он горд, сверкают ярко очи,
Широкий в бедрах стан на диво строен,
Граф так хорош, что пэры глаз не сводят.

 

Он принимает поручение и выполняет его с достоинством и самоотверженностью. Хотя в дороге он почти уже договорился обо всем с послом Марсилия Бланкандрином, все же, прибыв в Сарагосу, он не открывает своих намерений Марсилию и надменно предъявляет ему ультиматум Карла, ведет себя как смелый и гордый барон, вызывая ужасный гнев сарацинского царя и подвергая себя смертельной опасности. Лишь после этого Ганелон вступает с ним в соглашение.

Точно так же Ганелон по-своему величав в финальной сцене суда над ним. Хотя его предательство ясно всем, Карл обязан до конца выполнить юридические процедуры. На суде Ганелон (который «лицом румян и вид имеет храбрый: будь честен он, так был бы рыцарь славный»), признавая, что он ненавидит Роланда, решительно отвергает обвинение в измене («И я желал его смерти и гроба; Но нету здесь предательства лихого»).

В защиту Ганелона выступает его многочисленная родня во главе с грозным Пинабелем, и бароны Карла колеблются, а потом вовсе отступают. Они советуют Карлу оставить это дело, простить Ганелона: ведь «златом, казной нам не вернуть потери; Тот будет глуп, кто бой теперь затеет», а Ганелон, уверяют они Карла, будет служить ему впредь «и верно и любовно». Если бы в дело не вмешался смелый Тьерри, сразившийся с Пинабелем и посредством «божьего суда» доказавший неправоту Ганелона, тот, наверное, избег бы наказания.

В «Песни о Роланде» не столько раскрывается чернота поступка отдельного предателя, сколько разоблачается гибельность для родной страны феодального эгоизма, представителем которого является Ганелон.