Особого внимания заслуживают те басни Крылова, в которых была изображена им русская простонародная жизнь. «Мужики» его басен обрисованы так живо и правдиво, что нельзя в Крылове не признать великого художника-реалиста, ближайшего предшественника Гоголя. Его басни – правдивые жанровые картинки, проникнутые юмором, отличающиеся тонкостью рисунка и знанием русской жизни. Это скорее даже не басни, а прекрасные реалистические повестушки.

 

Баснописец Иван Андреевич Крылов

 

Насколько его «нравоучительные» произведения принадлежат старой, отживающей литературе псевдоклассицизма, – настолько басни бытоописательные принадлежат XIX веку, с его художественным реализмом, особенно характерным для творчества Гоголя, Островского, Гончарова.

Из произведений этой группы особенно любопытны – «Демьянова уха», «Два мужика», «Три мужика», «Кот и Повар». Они всем хорошо известны. Главные достоинства этих басен – прекрасный язык, сжатый и выразительный, глубокое и тонкое знание человеческого сердца, умение только при помощи слов и разговоров действующих лиц рисовать их характерные, типичные черты, – свойство лучших писателей XIX века.

Великий художественный талант, понимание человеческого сердца, умение всматриваться в жизнь, метко и остроумно осмеивать человеческие слабости, знание родного языка и русской жизни помогли Крылову стать в ряды первоклассных писателей. Талант выдвинул нашего великого баснописца из ряда его современников, заставил его творить так, что читатель от чтения его басен выносит иногда совсем не то впечатление, какое хотел произвести автор: бледное, шаблонное нравоучение легко забывается (его чаще и не читают), – в памяти остается художественно написанная картинка из русской жизни, приближающаяся или к сатире, или к реалистической повести.

Если мы сравним произведения Крылова с творениями его предшественников и современников, то увидим, что он превзошел всех не только художественностью, но и содержательностью своих басен. Сатира до него никогда у вас не захватывала таких широких пределов, такой массы материала, – заимствованная извне, она или повторяла чужие обличения на русском языке, или, в лучшем случае, перелицовывала «на русскую стать» чужие пороки, чтобы их изобличать у нас задним числом. Из предшественников Крылова только у Кантемира, Новикова, Дмитриева да у Измайлова встретим мы стремление шире захватить русскую жизнь, судить ее не с чужого голоса и не с точки зрения каких-нибудь исключительных, узких тенденций.