В драме «Коварство и любовь» (1783) Шиллер изобразил типичное для раздробленной Германии маленькое государство, в котором политический гнет сочетается с личным произволом.

 

Шиллер. Коварство и любовь. Аудиоспектакль

 

Содержание этой «мещанской трагедии», как ее назвал автор, сводится к тому, что Фердинанд, сын «президента», ведающего делами государства по поручению герцога, полюбил дочь простого музыканта Луизу Миллер. Но честолюбивый отец Фердинанда хочет его женить на фаворитке герцога – леди Мильфорд и принимает все меры, чтобы разлучить его с Луизой.

Коварные интриги «президента» приводят к трагическому концу: Фердинанд и Луиза погибают.

Владетельный герцог не появляется на сцене. Но по ходу действия, постепенно вырисовывается типичный образ одного из бесчеловечных властителей. Можно напомнить, например, рассказ камердинера леди Мильфорд, когда выясняется, что брильянты, подаренные герцогом, куплены на деньги, вырученные от продажи солдат за границу. Когда леди Мильфорд спрашивает камердинера, не насильно ли послали его сыновей, убитый горем старик с горькой иронией рассказывает: «Нет, все сплошь добровольцы! Правда, когда их выстроили во фронт, нашлись ребята посмелее, вышли из рядов и спросили у полковника, сколько герцог берет за пару таких, как они. Но всемилостивейший наш государь отдал приказ всем полкам выстроиться на плацу и расстрелять крикунов...»

Сцена за сценой Шиллер раскрывает трагическую историю Луизы и Фердинанда, и один за другим перед нами проходят организаторы злодеяния: и зловещая фигура президента фон Вальтера, и нелепый до смешного придворный сплетник и интриган фон Кальб, и злобный, мелко подличающий секретарь президента...

Вместе с тем обличительный пафос трагедии сочетается с утверждением высоких гуманистических идеалов. Перед зрителем раскрывается огромное моральное превосходство простой девушки – дочери музыканта Миллера – над герцогами, президентами и гофмаршалами. С каким достоинством Луиза разговаривает с фавориткой герцога, и какой нравственной ее победой завершается эта сцена!