Весь свой жизненный опыт великий поэт и мыслитель Гёте воплотил в гениальной трагедии «Фауст». В основу ее легла немецкая легенда XVI в. о маге и чернокнижнике, заключившем договор с дьяволом. Но старинный сюжет был для Гёте лишь поводом, для того чтобы запечатлеть свои раздумья над жгучими вопросами современности.

В сюжете трагедии сочетаются фантастические ситуации и реально-бытовые сцены. Это – притча о Человеке, о его долге, призвании, о его ответственности перед другими людьми.

Гёте, портрет

Портрет Иоганна Вольфганга фон Гёте. Художник Г. фон Кюгельген, 1808-09

 

 

Прологи «Фауста»

[См. Отдельную статью «Фауст», Прологи – анализ.]

«Фауст» открывается двумя прологами. В первом из них («Пролог в театре») Гёте высказывает свои взгляды на искусство, второй («Пролог на небесах») непосредственно начинает собой историю героя, давая ключ к пониманию идейного смысла трагедии. В «Прологе на небесах» Гёте пользуется традиционными христианскими образами.

Мефистофель, появляясь перед Богом, издевается над человеком, считая его жалким и ничтожным. Даже стремление к истине такого человека, как Фауст, представляется ему бессмысленным. Мнению Мефистофеля Гёте противопоставляет страстную веру в человека, в силу и величие его разума. Слова об этом вложены в уста Бога:

 

Пока еще умом во мраке он блуждает,
Но истины лучом он будет озарен...

 

Так, в «Прологе на небесах» Гёте дает завязку борьбы вокруг Фауста и предсказывает оптимистическое ее разрешение.

 

«Фауст», часть 1

[См. Отдельную статью «Фауст», Часть 1 – анализ.]

Затем сцена за сценой раскрывается история Фауста.

В первой сцене первой части перед нами сам Фауст. Он показан в суровой обстановке мрачного кабинета. Его окружает пыльная громада книг, перед ним загадочно лежит череп. Он трагически переживает свою беспомощность в разрешении коренных вопросов жизни, ибо науки не в состоянии дать ответ на них.

 

Гёте. Фауст. Часть 1. Аудиокнига

 

Фаусту противопоставлен образ Вагнера – самодовольного обывателя в науке, который видит весь смысл своих ученых занятий лишь в том, чтобы

 

…поглощать
За томом том, страницу за страницей!

 

«Ничтожный червь сухой науки», как презрительно характеризует его Фауст, Вагнер воплощает мертвую теорию, оторванную от практики, далекую от жизни.

Глубокий смысл противопоставления двух этих образов с большим художественным мастерством раскрывается в сцене «За городскими воротами». Перед нами крестьяне, ремесленники, бюргеры, студенты, служанки. В радостный весенний праздник они собрались под ликующим солнцем на зеленой лужайке у стен старинного средневекового города. Вся сцена овеяна светлым чувством пробуждения природы. Но не только природа очнулась после зимнего сна. Фаусту кажется, что весь мир празднует свое воскрешение.

 

Из комнаты душной, с работы тяжелой,
Из лавок, из тесной своей мастерской,
Из тьмы чердаков, из-под крыши резной
Народ устремился гурьбою веселой...

 

Радостно смешивается Фауст с толпой крестьян. Народ с уважением встречает доктора и благодарит его за помощь во время эпидемии.

Фауст стремится найти истину и понимает, что ее надо искать не в мертвом хламе старинных книг, как это делает Вагнер. С презрением он отвергает и жалкие соблазны Мефистофеля, который хотел бы его оглушить веселым разгулом и тем отвлечь от благородных целей.

В сцене перевода Евангелия Фауст мучительно ищет смысл бытия. Он не удовлетворен формулой: «Вначале было Слово». «Я Слово не могу так высоко ценить!» Вывод, к которому приходит Фауст: «Вначале было Дело».

Сцены, в которых изображается трагедия Маргариты привлекают мастерским изображением быта немецкой провинции того времени. Маргарита – простая, скромная девушка. Но именно эта простота и наивность, тихий семейный уклад ее дома очаровывают Фауста.

Мефистофель надеется, что, увлекшись Маргаритой, Фауст забудет о своих исканиях. Он не понимает, что искреннее, глубокое чувство Фауста есть проявление тех же исканий; Маргарита для него олицетворяет красоту и полноту жизни. Ее непосредственность и простота представляются ему воплощением природы.

«Ах, две души живут в груди моей!» – восклицает Фауст (в сцене «За городскими воротами»). Фауст стремится к познанию идеала, а с другой стороны, он не хочет терять связи с реальной действительностью. Как примирить эти «две души» – стремление к идеалу и желание остаться на почве реальной действительности? Этот вопрос мучительно тревожит Фауста и самого Гёте.

Фаусту показалось, что встреча с Маргаритой принесет счастье, ибо в этой девушке как бы сочетаются идеалы и жизнь. Но это было трагическим заблуждением. Мир Маргариты оказался маленьким мирком девушки из провинциального захолустья. А Фауст стремится к деятельной жизни.

В финале первой части покинутая Фаустом, убившая своего ребенка, обезумевшая от горя, Маргарита ждет казни. Это одна из волнующих сцен трагедии.

Смена стихотворных ритмов выразительно передает неудержимый поток противоречивых чувств героини. Вот она в страхе принимает Фауста за палача, просит его на коленях о пощаде, бессвязно рассказывает о своем ребенке. Волна радостных и горьких воспоминаний охватывает ее при мысли о Фаусте. Сознание ее затуманено, она не понимает обращенных к ней слов.

Ужас охватывает Маргариту при появлении Мефистофеля, в отчаянии она отталкивает Фауста: «Генрих, ты страшен мне!» Она стала жертвой того мира, к которому принадлежала. Страх перед судом обывателей толкнул ее на убийство своего «незаконного» ребенка. Но и Фауст разделяет вину за ее гибель. Он тяжело переживает последствия своего неверного шага. Он понимает теперь, как велика ответственность каждого человека перед другим.

 

«Фауст», часть 2

[См. Отдельную статью «Фауст», Часть 2 – анализ.]

Вторая часть трагедии во многом сложнее первой.

Узкий душный мир маленького немецкого города, в котором жили и Вагнер, и Маргарита, и студенты, пировавшие в погребке, и соседки, судачившие у колодца, мир, из которого стремился вырваться Фауст, был изображен в первой части живыми красками, во всей его реальной повседневности.

 

Гёте. Фауст. Часть 2. Аудиокнига

 

Теперь Фауст продолжает свои искания за пределами этого маленького мира. И здесь все приобретает условный, символический характер – и обстановка, и герои.

Фауст показан то при дворе императора, беспомощного перед лицом неотвратимых сил, разрушающих его империю, то среди мифологических героев древней Греции.

Долгий и трудный путь проходит Фауст, прежде чем столетним старцем обретает истину:

 

Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идет на бой.

 

Перед смертью он вдохновлен мечтой о том, чтобы на отвоеванной от моря земле поселить миллионы свободных тружеников.

 

Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной
Дитя, и муж, и старец пусть ведет,
Чтоб я увидел в блеске силы дивной
Свободный край, свободный мой народ!

 

Фаустовское начало у Гёте означает устремленность человека в будущее. Поэт следует здесь распространённому в его время просветительскому оптимизму.