«Фауст» Гёте (см. анализ трагедии) начинается с трех вступительных текстов. В «Посвящении», обращенном к друзьям молодости, возникает тема быстротечности времени, которая на новом уровне раскрывается в «Театральном вступлении» («Прологе в театре»). Театр дает возможность «пройдя все ярусы подряд, // Сойти с небес сквозь землю в ад». Директор театра, Поэт и Комический актер обсуждают проблемы искусства, рассуждают об истинной поэзии, предназначенной для вечности, но не встречающей понимания у праздной толпы.

В следующем далее «Прологе на небесах» Господь (олицетворение просветительского Разума) в окружении славящих его архангелов вступает в спор с Мефистофелем (воплощением духа отрицания) из-за главного героя трагедии – Фауста, который, по признанию обоих, воплощает самую суть человека, столь высоко ценимую Господом и столь низко – Мефистофелем («Он лучше б жил чуть-чуть, не озари / Его ты божьей искрой изнутри. / Он эту искру разумом зовет / И с этой искрой скот скотом живет»; «Он кажется каким-то насекомым»).

 

Гёте. Фауст. Часть 1. Аудиокнига

 

Фауст не идеален. Господь смотрит на это снисходительно: «Кто ищет – вынужден блуждать». Но он и не ничтожество, что приходится признать Мефистофелю, дающему Фаусту емкую характеристику:

 

Он рвется в бой, и любит брать преграды,
И видит цель, манящую вдали,
И требует от неба звезд в награду
И лучших наслаждений у земли.
(Перевод Б. Л. Пастернака)

 

Господь разрешает Мефистофелю испытать Фауста, считая, что «из лени человек впадает в спячку»:

 

Ступай, расшевели его застой,
Вертись пред ним, томи, и беспокой,
И раздражай его своей горячкой.

 

«Пролог на небесах» утверждает две важнейшие для концепции «Фауста» идеи: человек несвободен в выборе судьбы – более могущественные силы делают это за него. Но он свободен в познании этих сил, и движение к новому невозможно без разрушения старого.