В основе мироощущения писателей-романтиков лежит «романтическое двоемирие» – чувство глубокого разрыва между идеалом и действительностью. При этом романтики по-новому понимают и идеал, и действительность по сравнению с классицистами.

У классицистов идеал конкретен и доступен для воплощения, более того, он уже был воплощен в античном искусстве, которому поэтому и следует подражать, чтобы приблизиться к идеалу. Для романтиков идеал – это нечто вечное, бесконечное, абсолютное, прекрасное, совершенное, при этом таинственное и часто непостижимое. Действительность, напротив, преходяща, ограниченна, конкретна, безобразна.

 

Романтизм как литературное направление

 

Представление о преходящем характере действительности сыграло решающую роль и становлении принципа романтического историзма. Преодоление разрыва идеала и действительности возможно в искусстве, что определяет его особую роль в сознании романтиков. Именно в этом романтизм приобретает универсализм, позволяющий соединять самое обыденное, конкретное с отвлеченными идеалами.

А. В. Шлегель писал: «Прежде мы прославляли исключительно природу, теперь же мы прославляем идеал. Слишком часто забывают, что эти вещи тесно взаимосвязаны, что в искусстве природа должна быть идеальной, а идеал естественным». Но, несомненно, для романтиков первичен именно идеал: «Искусство всегда должно оцениваться только по его отношению к идеальной красоте» (А. де Виньи); «Искусство не есть изображение реальной действительности, а искание идеальной правды» (Жорж Санд).

Характерная для романтического художественного метода типизация через исключительное и абсолютное отразила новое понимание человека как малой вселенной, микрокосма, особое внимание романтиков к индивидуальности, к человеческой душе как сгустку противоречивых мыслей, страстей, желаний – отсюда развитие принципа романтического психологизма.

Романтики видят в душе человека соединение двух полюсов – «ангела» и «зверя» (В. Гюго), отметая однозначность классицистской типизации через «характеры». Об этом писал Новалис: «Необходимо разнообразие в изображении людей. Только бы не куклы – не так называемые "характеры", – живой, причудливый, непоследовательный, пестрый мир (мифология древних)».

Противопоставление поэта толпе, героя – черни, индивидуума – обществу, не понимающему и преследующему его, – характерная черта романтической литературы.

В эстетике романтизма большую роль играет тезис о том, что действительность относительна и преходяща. Так как всякая новая форма действительности воспринимается как новая попытка реализации абсолютного идеала, то в основу своей эстетики романтики кладут лозунг: прекрасно то, что ново.

Но реальность низка и консервативна. Отсюда – другой лозунг: прекрасно то, что не соответствует действительности, фантастично. Новалис писал: «Мне кажется, что состояние своей души я наилучшим образом могу выразить в сказке. Все является сказкой».

Фантазия утверждается не только в объекте, но и в структуре произведения. Романтики разрабатывают фантастические жанры, разрушают классицистский принцип чистоты жанров, смешивая в причудливых сочетаниях трагическое и комическое, возвышенное и обыденное, реальное и сказочное на основе контраста – одного из главных признаков романтического стиля.

Преодолеть разрыв между идеалом и действительностью романтики предполагают с помощью искусства. Немецкие романтики для решения этой проблемы выработали универсальное средство – романтическую иронию.