К полку подъезжает Кутузов с австрийским генералом. Медленно и тяжело слезает с коляски, вместе с полковым командиром идёт по рядам. За Кутузовым следует свита, в её составе – и Андрей Болконский. Гусарский корнет Жерков в свите, идя сзади командира полка, передразнивает его угодливые перед Кутузовым движения. Друг Болконского Несвицкий умирает со смеху на эту пантомиму.

Кутузов узнаёт командира третьей роты – это его измаильский товарищ Тимохин, храбрый офицер, хотя и пьяница. Сердечно здоровается с ним.

Князь Андрей напоминает Кутузову: «Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове». Долохова подзывают к главнокомандующему. «Надеюсь, что этот урок тебя исправит, – говорит ему Кутузов. – Служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь». – «Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России», – спокойно, ничуть не смутившись отвечает Долохов.

Кутузов уходит. Полк выступает к назначенным квартирам. Полковой командир по пути просит, чтобы Тимохин не сердился за то, что он его распёк. «Как Долохов?» – «Находит на него днями. То и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида…»

Весёлый разговор шагающих солдат. По приказу капитана вперёд строя выходят песенники. Запевают вначале: «То-то, братцы, будет слава нам с Кутузовым-отцом…», а потом: «Ах вы, сени мои, сени!»

 

См. полный текст этой главы романа и его краткое содержание целиком. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Войны и мира» пользуйтесь кнопками Вперёд / Назад ниже текста статьи.