Маша Миронова в «Капитанской дочке» (см. краткое содержание этой повести, её полный текст и анализ) – под стать Петруше Гриневу. Не сразу увидишь черты большой души и большого сердца в первых описаниях и характеристиках Пушкиным этой простой и незаметной девушки. (См. цитату из повести с описанием Маши.) Её постигают сразу или люди-сердцеведцы, какой представлена в романе императрица Екатерина, или инстинктивно чуют величие её души люди бесхитростные: дядька Савельич называет ее «ангелом Божьим».

 

А. С. Пушкин. Капитанская дочка. Аудиокнига

 

Образования Маша не получила никакого, – небогатые родители не могли дать ей ни светского лоска, ни блестящего воспитания, но они окружили ее атмосферой честной бедности и простых, но возвышенных и твердых взглядов на жизнь и людей. Подобно многим русским девушкам древней Руси, она все воспитание получила в религии, да в семье.

Церковь сделала Машу Миронову христианкой в истинном смысле этого слова; отчий дом прочно привил ей те добрые навыки и убеждения, на которых держалась старинная Русь. Впечатлительная и женственная, она отличается чуткостью сердца и смирением. Но, роняя тихие слезы во время разговора матери об её бедности, падая в обморок от шума битвы и при виде Пугачева, она может быть решительна и смела в поступках. Никакие мучения не заставляют ее подчиниться воле негодяя Швабрина. Без колебания идет она в трудный путь, – ходатайствовать перед императрицей за своего ни в чем неповинного жениха.

Замкнутая в себе, Маша живёт внутренней жизнью, но, мало говоря, не выделяясь из массы людей, находит средства выработать в себе знание и понимание людей. Рисоваться она не умеет, всякая аффектация ей чужда. Искренняя и простая, она не любит выставлять напоказ своих чувств. Даже с могилами родителей она прощается одна, чтобы дорогой ей человек не был свидетелем её горя.

Насколько сильны над ней древнерусские воззрения на жизнь, видно, хотя бы, из того, что, узнав о нежелании родителей Гринева прислать ему благословение на свадьбу, она готова подчиниться воле Божьей и отказывается от мечты соединить свою сиротскую долю с судьбой дорогого ей человека. «Нет, Петр Андреич, – говорит Маша, – я не выйду за тебя без благословения твоих родителей. Без их благословения не будет тебе счастья. Покоримся воле Божьей. Коли найдешь себе суженую, коли полюбишь другую – Бог с тобою, Петр Андреич, а я за вас обоих буду Богу молиться!». Великодушная девушка готова молиться за будущую супругу дорогого ей человека; она думает только о его счастье.

Подобно своему отцу, Ивану Кузьмичу, и матери, Василисе Егоровне, этим «старинным людям», Маша не живет модными идеалами, вычитанными из книг. Она осуждает дуэль, видя в ней проявление злого легкомыслия и эгоизма, – для неё не «правила чести», не приличия светских людей, а внутренняя «Божья правда» выше всего на свете. Марья Ивановна хорошо усвоила значение евангельских слов «будьте кротки, как голуби, и мудры, как змии». Она всецело проникнута величавою народною мудростью, сложившеюся под влиянием русского православия. Она не кончает своей жизни монастырем, как тургеневская Лиза Калитина, а делается счастливой матерью и преданной женой.