Пушкин «Капитанская дочка», 7 глава «Приступ» – краткое содержание

Утром следующего дня к Гринёву прибежал капрал с известием: все бывшие в крепости казаки бежали из неё, а рядом с укреплениями уже разъезжают незнакомые люди. Гринёв с ужасом узнал, что Маша не успела уехать в Оренбург.

Гарнизон со своей единственной пушкой вышел на вал. Комендант Миронов, ходя среди солдат, уговаривал их «постоять за матушку государыню».

На вал пришли и Василиса Егоровна с Машей. Как раз в это время из-за дальних холмов показалось множество всадников с копьями и луками. Между ними на белом коне ехал в красном кафтане и с саблей в руке сам Пугачев. (См. Образ Пугачёва в «Капитанской дочке», Характеристика Пугачёва, Восстание Пугачёва – кратко.)

Четверо человек, в которых узнали бежавших из крепости казаков, подскакали к валу и перебросили через него голову убитого ими начальника – крещёного калмыка Юлая. По приказу Ивана Кузьмича солдаты-инвалиды начали стрелять с вала. Обернувшись к жене и дочери, капитан Миронов велел, чтобы Василиса Егоровна увела Машу. Василиса Егоровна попросила, чтобы Иван Кузьмич благословил дочь. Маша стала на колени перед отцом и поклонилась ему в землю. Комендант трижды перекрестил ее; потом поднял и, поцеловав, сказал: «Ну, Маша, будь счастлива. Молись Богу. Коли найдется добрый человек, дай Бог вам любовь да совет. Живите, как жили мы с Василисой Егоровной. Ну, прощай, Маша».

Маша зарыдала. «Поцелуемся ж и мы, – сказала, заплакав, комендантша. – Прощай, мой Иван Кузмич. Отпусти мне, коли в чем я тебе досадила!»

Уходя, Маша всё время оглядывалась на Гринёва. В эту минуту толпа мятежников с визгом бросилась к валу. Комендант приказал идти на вылазку, навстречу врагу, но оробевшие солдаты не тронулись. Выбежавшие вперёд Миронов и Гринёв оказались в гуще мятежников, которые легко схватили их и связали кушаками. Бунтовщики ввалилась в крепость, где жители уже выходили к ним с хлебом и солью.

Народ собрался на площади. Пугачев сел в креслах на крыльце комендантского дома. На площади воздвигли виселицу. Пугачёв, глядя на пленных, велел вывести к себе коменданта. «Как ты смел противиться мне, своему государю?» – грозно спросил он у Ивана Кузьмича. – «Ты мне не государь, ты вор и самозванец!» – смело ответил тот.

Суд Пугачёва. Перов

Суд Пугачева. Художник В. Перов, 1870-е

 

Пугачёв махнул платком. Старого коменданта потащили к виселице и вздёрнули на воздух. К Пугачёву теперь подвели Ивана Игнатьича. «Присягай мне, государю Петру Федоровичу!» – потребовал Пугачёв. – «Ты нам не государь, – отвечал Иван Игнатьич. – Ты, дядюшка, вор и самозванец!» Пугачев опять махнул платком, и добрый поручик повис подле своего начальника.

Очередь была за Гринёвым, который вдруг с изумлением увидел среди мятежных старшин Швабрина, обстриженного в кружок и в казацком кафтане. Глядя на Гринёва, он что-то прошептал Пугачёву на ухо. «Вешать его!» – крикнул Пугачёв, даже не глянув на Гринёва. Того потащили к виселице.

Но раздался крик: «Постойте, окаянные! погодите!..» – и к ногам Пугачёва бросился верный Савельич, уговаривая, чтобы Гринёва помиловали, а вместо него «вели повесить хоть меня старика!» Пугачёв теперь внимательно посмотрел на Гринёва – и дал знак развязать его.

Петра Андреича подтащили к Пугачёву. Тот протянул ему руку для поцелуя. Гринёв целовать её не стал. Пугачёв опустил руку, проговорив с усмешкой: «Его благородие, знать, одурел от радости».

Несколько разбойников выволокли из дома Василису Григорьевну. Увидев своего мужа висящим на виселице, она стала громко ругать злодеев. «Унять старую ведьму!» – воскликнул Пугачев. Молодой казак ударил Василису Егоровну саблей по голове, и она упала мертвая.

 

См. полный текст этой главы.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Капитанской дочки» пользуйтесь расположенными ниже кнопками Вперёд / Назад.