Пушкин «Капитанская дочка», 8 глава «Незваный гость» – краткое содержание

Освобождённого Пугачёвым Гринёва терзала мысль о Маше. Прямо с площади он бросился в дом казнённого коменданта Миронова и увидел, что тот дочиста разграблен. Плачущая служанка Палаша сказала, что Машу спрятали у Акулины Памфиловны, жены священника Герасима.

Гринёв остолбенел: именно в дом Герасима Пугачёв только что поехал пировать со своими сотоварищами. Петр Андреевич опрометью побежал туда.

Украдкой вызванная из дома Акулина Памфиловна рассказала ему, что впавшую в беспамятство от горя гибели родителей Машу она спрятала на кровати, за перегородкой от той комнаты, где пируют пугачёвцы. Когда Маша застонала, её голос услышал Пугачёв, но попадья сказал ему, что в соседней комнате лежит её больная племянница.

Гринёв побрёл к себе домой, где тоже всё было разграблено. Стоявший у порога Савельич обрадовался, что барин вернулся невредимым, и спросил, узнал ли он Пугачёва. «Кто ж он?» – недоумевал Гринёв. – «Да тот пьяница, который выманил у тебя новёшенький заячий тулупчик на постоялом дворе», – отвечал Савельич.

Гринёв изумился. Он понял, что Пугачёв избавил его от петли в благодарность за прежний подарок.

Петр Андреич искал способа спасти Машу. Вдруг к нему вбежал казак с объявлением, «что великий государь (то есть Пугачёв) требует тебя к себе».

Гринёв поневоле отправился снова в дом коменданта. За столом, установленным штофами и стаканами, там сидел Пугачёв с десятком казацких старшин. «А, ваше благородие! – сказал он, увидя Гринёва. – Добро пожаловать!»

Гринёв сел с краю, разглядывая чернобородого Пугачёва. Внешне тот не выглядел свирепым. За столом все беседовали друг с другом по-товарищески.(См. Характеристика Пугачёва в «Капитанской дочке», Образ Пугачёва, Восстание Пугачёва – кратко.)

Емельян Пугачёв

Емельян Пугачёв

 

Прямо при Гринёве вожаки мятежников приняли решение выступить на осаду Оренбурга. «Ну, братцы, – сказал напоследок Пугачев, – затянем-ка на сон грядущий мою любимую песенку!»

Все запели песню, начинавшуюся со слов: «Не шуми, мати зеленая дубровушка». В ней говорилось о том, как долго разбойничавший с «булатным ножом» и «тугим луком» «добрый молодец» был приведён на суд православного царя, и тот «пожаловал» его «середи поля хоромами высокими, что двумя ли столбами с перекладиной».

Песня про виселицу (см. полный её текст), заунывно распеваемая людьми, обреченными виселице произвела на Гринёва неизгладимое впечатление.

Собутыльники Пугачёва разошлись. Он велел остаться одному Гринёву и весёлым, плутовским тоном спросил, сильно ли он испугался, когда ему накинули верёвку на шею. «Но я тотчас узнал твоего старого хрыча, – объяснил Пугачёв. – И помиловал тебя за твою добродетель».

Пугачёв предложил Гринёву перейти к себе на службу. Гринёв понимал, что отказ может грозить ему смертью, но решил ответить честно. «Скажу тебе всю правду, – сказал он Пугачёву. – Рассуди, могу ли я признать в тебе настоящего государя? Ты человек смышленый: ты сам увидел бы, что я лукавствую».

«Ты не веришь, – проговорил Пугачёв, – что я государь Пётр Федорович? Ну, добро. А разве нет удачи удалому? Разве в старину Гришка Отрепьев не царствовал? Послужи мне верой и правдою, и я тебя пожалую и в фельдмаршалы и в князья».

«Нет, – твёрдо настаивал Гринёв. – Я дворянин; я присягал государыне: тебе служить не могу. Коли ты желаешь мне добра, так отпусти меня в Оренбург».

Искренность юноши поразила Пугачёва. «Так и быть, – сказал он, ударив Гринёва по плечу. – Ступай себе на все четыре стороны и делай, что хочешь».

 

См. полный текст этой главы.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Капитанской дочки» пользуйтесь расположенными ниже кнопками Вперёд / Назад.