Пушкин «Капитанская дочка», 9 глава «Разлука» – краткое содержание

Рано утром пугачёвцы стали строиться, готовясь идти к Оренбургу. Пугачёв, выйдя из дома, бросал народу из мешка медные монеты. Рядом с ним стоял не бывший на вчерашнем пиру Швабрин и злобно глядел на Гринёва.

Пугачёв подозвал Петра Андреевича к себе. «Ступай сей же час в Оренбург, – сказал он ему, – и объяви от меня губернатору и генералам, чтоб ожидали меня через неделю. Присоветуй им встретить меня с детской любовию и послушанием; не то не избежать им лютой казни. Счастливый путь, ваше благородие!»

Емельян Пугачёв

Емельян Пугачёв

 

Потом он обратился к народу, указывая на Швабрина: «Вот вам, детушки, новый командир крепости». (См. Характеристика Пугачёва в «Капитанской дочке», Образ Пугачёва, Восстание Пугачёва – кратко.)

Гринёв услышал последние слова с ужасом. Швабрин делался начальником крепости; Марья Ивановна оставалась в его власти!

Из толпы вдруг выступил Савельич и подал Пугачёву лист бумаги. Неграмотный Пугачёв не смог прочесть написанное. Для него стал вслух читать подбежавший молодой малый. В своём листе Савельич перечислял халаты, рубашки, штаны, мундир, одеяло и другое имущество, разграбленное у его молодого хозяина пугачёвцами – и требовал вернуть всё сполна. В конце списка упоминался и тот заячий тулупчик, который Гринёв подарил Пугачёву на постоялом дворе.

Пугачёв пришёл было в ярость и засверкал глазами. «Глупый старик! – воскликнул он. – Да ты должен, старый хрыч, вечно Бога молить за меня, что ты и с барином-то своим не висите здесь... Я-те дам заячий тулуп! Я с тебя живого кожу велю содрать на тулупы?»

Но припадок гнева быстро прошёл, и Пугачёв великодушно отвернулся от Савельича. Гринёв тоже стал бранить старика, но при этом не мог удержаться и от смеха.

Гринёв поспешил в дом попадьи, к Маше. Та лежала в горячке, без памяти. Гринёв долго стоял над своей возлюбленной, размышляя: что делать? как освободить её из рук злодея Швабрина? Он находил лишь один выход: надо было быстро ехать в Оренбург и торопить там освобождение Белогорской крепости.

Гринёв со слезами поцеловал руку Маши, которая в жару не узнавала его. Поручив девушку заботам попадьи, он вышел с Савельичем из крепости и зашагал по Оренбургской дороге.

Через некоторое время его нагнал верховой казак, который вёл в поводу ещё одного коня. «Ваше благородие! – сказал он. – Отец наш Пугачёв вам жалует лошадь, шубу с своего плеча (к седлу привязан был овчинный тулуп) и  полтину денег... да я растерял ее дорогою; простите великодушно».

«Растерял дорогою! А что же у тебя побрякивает за пазухой? Бессовестный!» – вскричал Савельич. Однако Гринёв прервал старика. «Благодари от меня того, кто тебя прислал, – сказал он казаку, – а растерянную полтину постарайся подобрать на возвратном пути и возьми себе на водку».

Довольный казак ускакал, а Гринёв с Савельичем сели вдвоём на подаренную Пугачёвым лошадь и поехали в Оренбург на ней.

 

См. полный текст этой главы.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Капитанской дочки» пользуйтесь расположенными ниже кнопками Вперёд / Назад.