Пушкин «Капитанская дочка», 10 глава «Осада города» – краткое содержание

Когда Гринёв прибыл в Оренбург, его сразу провели прямо к знакомому уже генералу-немцу Андрею Карловичу. Выслушав Гринёва, тот поскорбел о печальной участи капитана Миронова и Василисы Егоровны. Генерал решил созвать совет и решить на нём, что дальше делать с «бездельником Пугачёвым».

На совет позвали и Гринёва. Он с разочарованием увидел, что среди приглашённых кроме Андрея Карловича нет ни одного военного. Первое слово генерал предоставил Гринёву. Пётр Андреевич встал и сказал, что против Пугачёва надо немедленно действовать наступательно, ибо его шайка не устоит против правильного оружия.

Присутствующие неодобрительно зароптали. Кто-то, глядя на Гринёва, произнёс слово «молокосос». Отцы города робели решительных действий. Один из чиновников предложил не придерживаться ни наступательной, ни оборонительной тактики, а выбрать третью – «подкупательную»: пообещать за голову Пугачёва 70 или даже 100 рублей из городской кассы. Он был уверен, что за эту сумму «воры» сразу выдадут своего атамана, скованного по рукам и по ногам.

Все мнения были против того, чего добивался Гринёв. Генералу предстояло вынести окончательный вердикт. Пуская дым из трубки, он объявил, что сам лично склоняется на сторону Гринёва, но соглашается с большинством голосов, которое решило ожидать осады внутри города. Петр Андреич был страшно удручён таким исходом совета.

Вскоре Оренбург осадило войско Пугачёва, которое возросло уже едва ли не вдесятеро и располагало артиллерией, захваченной в окрестных крепостях. Осады была очень тяжела для жителей города. Они голодали. Вражеские ядра залетали во дворы. (См. статью Пугачёвщина.)

Гринёв участвовал в вылазках и сражался с пугачёвцами в поле за городскими стенами. Однажды он налетел на одного казака и уже хотел зарубить его саблей, как тот закричал: «Здравствуйте, Петр Андреич! Как вас бог милует?»

Это был знакомый ему урядник Максимыч, служивший ранее в Белогорской крепости. Гринёв обрадовался ему и опустил саблю. Максимыч рассказал, что уже не раз замечал его в боях. Служанка Палаша, узнав об этом в крепости, дала ему написанное Машей Мироновой письмо, прося при удобной возможности передать его Гринёву.

Максимыч ускакал, а Пётр Андреевич начал читать письмо. Маша сообщала в нём, что по выздоровлении от болезни она находится в крепости под властью её начальника, Швабрина. Тот принуждает её выйти за себя замуж, грозя в противном случае отвезти к Пугачёву и рассказать, что она – дочь казнённого коменданта Миронова. Теперь Швабрин дал Маше последние три дня на раздумье, и она слёзно просила Гринёва предпринять что-нибудь в эти три дня ради её спасения.

Гринёв, не помня себя, поскакал с поля боя в Оренбург, явился к генералу и умолял, чтобы он дал под его начало роту солдат и полсотни казаков для немедленного освобождения Белогорской крепости. Андрей Карлович вначале посмотрел на Гринёва с изумлением, но услышав о беде Маши Мироновой, догадался, что юноша влюблён в неё.

Генерал посочувствовал Гринёву, однако тут же покачал головой. «Бедный малый! – сказал он. – Я никак не могу дать тебе роту солдат и полсотни казаков. Я не могу взять на свою ответственность такую неблагоразумную экспедицию».

Гринёв потупил голову. Но вдруг в его уме мелькнула отчаянная мысль...

 

См. полный текст этой главы.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Капитанской дочки» пользуйтесь расположенными ниже кнопками Вперёд / Назад.