Пушкин «Капитанская дочка», 11 глава «Мятежная слобода» – краткое содержание

Вернувшись домой, Гринёв объявил Савельичу, что едет в Белогорскую крепость и велел старику велел дожидаться себя в Оренбурге. Но Савельич настоял, что поедет вместе с барином.

Гринёв сел на своего доброго коня, а Савельич – на бывшую у него хромую клячу, которая едва двигалась. Дорога шла неподалёку от Бердской слободы, где тогда был главный лагерь осаждавшего Оренбург Пугачёва.

Гринёв рассчитывал объехать слободу стороной, но вдруг увидел перед собой караул пугачёвцев – пять мужиков с дубинами. Махая саблей, он прорвался через них, но Савельич на своей дряхлой лошадке ускакать от разбойников не смог. Подождав немного впереди и убедившись, что старик попал в плен, Гринёв повернул обратно, ему на выручку.

Мужики, уже связавшие Савельича, теперь стащили с коня и Гринёва. Обоих повели в слободу, ко «дворцу» Пугачёва – избе, у которой стояли винные бочки и две пушки.

Гринёва ввели внутрь. Сидевший за столом Пугачёв сразу узнал его и заулыбался: «А, ваше благородие! Как поживаешь? Зачем тебя бог принес?»

Рядом с ним сидело двое товарищей: один – сгорбленный старичок, а другой – дородный и широкоплечий, со сверкающими глазами и носом без ноздрей. Позже Гринёв узнал, что это были главные сподвижники Пугачёва – беглый капрал Белобородов и Афанасий Соколов (прозванный Хлопушей), преступник, трижды бежавший из сибирских рудников. (См. Характеристика Пугачёва в «Капитанской дочке», Образ Пугачёва, Восстание Пугачёва – кратко.)

Не успев обдумать свои слова, Гринёв объявил, что ехал в Белогорскую крепость избавить сироту, которую там обижает новый комендант Швабрин. «Я проучу Швабрина, – грозно сказал Пугачев. – Он узнает, каково своевольничать и обижать народ».

Емельян Пугачёв

Емельян Пугачёв

 

Однако тщедушный Белобородов глядел на Гринёва подозрительно. Он сказал, что этот офицер – наверное, шпион, присланный из Оренбурга, и посоветовал устроить ему пытку. «Я нахожусь в твоей власти, и ты волен поступать со мною, как тебе будет угодно», – спокойно произнёс Гринёв, обратившись к Пугачёву:

Смелость офицера и на это раз понравилась вождю разбойников. Хлопуша же пристыдил Белобородова: «Полно, Наумыч. Тебе бы все душить да резать. В самом еле душа держится, в могилу смотришь, а других губишь. Правда, и моя рука повинна в пролитой христианской крови. Но я губил супротивника, а не гостя; на вольном перепутье да в темном лесу, не дома, сидя за печью». (См. Образ Хлопуши в «Капитанской дочке».)

Белобородов заворчал и отвернулся.

«А тебе, – подмигнул Гринёву Пугачёв, – какое дело до девушки, которую Швабрин обижает? Уж не зазноба ли сердцу молодецкому?» – «Она невеста моя», – отвечал Гринёв. – «Да мы тебя женим и на свадьбе твоей попируем!» – вскричал Пугачёв.

После ужина Гринёва отправили спать в приказную избу, где сидел Савельич. Утром Пугачёв ждал Петра Андреевича в запряжённой тройке. На облучок прыгнул и Савельич. Пугачёв велел кучеру гнать в Белогорскую крепость.

По пути Гринёв советовал Пугачёву прекратить, пока не поздно, бунт и просить милосердия у императрицы Екатерины. Пугачёв усмехнулся: «Гришка Отрепьев ведь поцарствовал же над Москвою».

В диком вдохновении он начал рассказывать Гринёву сказку, которую слышал от старой калмычки. Однажды орел спрашивал у ворона: отчего живешь ты на белом свете триста лет, а я только тридцать три года? – Оттого, отвечал ворон, что ты пьешь живую кровь, а я питаюсь мертвечиной. Орел тогда попробовал клюнуть палую лошадь, но махнул крылом и сказал ворону: нет, брат, чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью, а там что бог даст!

«Затейлива сказка, – проговорил Гринёв. – Но жить убийством и разбоем значит, по мне, клевать мертвечину».

Пугачёв сидел в задумчивости, ничего не отвечая. Через четверть часа они въехали в Белогорскую крепость.

 

См. полный текст этой главы.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Капитанской дочки» пользуйтесь расположенными ниже кнопками Вперёд / Назад.