Пушкин «Капитанская дочка», 12 глава «Сирота» – краткое содержание

В Белогорской крепости Пугачёва встречал народ и Швабрин, который стоял на крыльце бывшего дома коменданта Миронова. Швабрин уже отрастил бороду по-казацки и изъявлял перед Пугачёвым радость и усердие в самых подлых выражениях. (См. Характеристика Пугачёва в «Капитанской дочке», Образ Пугачёва, Восстание Пугачёва – кратко.)

Емельян Пугачёв

Емельян Пугачёв

 

Пугачёв прошёл в ту самую комнату, где прежде Иван Кузьмич и Василиса Егоровна Мироновы угощали своих офицеров, и спросил Швабрина: «Скажи, братец, какую девушку держишь ты у себя под караулом?».

Швабрин дрожащим голосом, стал объяснять, что девушка не под караулом, а просто больна, и она – его жена.

Услышав это, Гринёв закипел от гнева. Он подумал, что Швабрин уже успел жениться на Маше. Пугачёв, не слушая оправданий Швабрина, велел вести себя к девице.

Марья Ивановна бледная, худая сидела в комнате на полу, в крестьянском оборванном платье. Перед нею стоял кувшин воды, накрытый ломтем хлеба.

«Скажи, голубушка, за что твой муж тебя наказывает?» – спросил её Пугачёв. – «Он мне не муж. Я никогда не буду его женою, лучше умру!» – воскликнула Маша. – «Так ты меня обманываешь?» – обернулся Пугачёв к Швабрину.

Швабрин упал на колени. Гринёв с омерзением глядел на дворянина, валявшегося в ногах беглого казака. «Выходи, красная девица; дарую тебе волю. Я государь», – сказал Пугачёв Маше. Та, поняв, что перед нею – убийца её родителей, упала в обморок. Но подбежала бойкая служанка Палаша и стала ухаживать за своей прежней барыней.

«Что, ваше благородие? – весело говорил Пугачев Гринёву. – Не послать ли за попом, да не заставить ли его обвенчать племянницу? Пожалуй, я буду посаженым отцом. Закутим, запьем!»

Тут случилось то, чего боялся Гринёв. «Государь! – закричал в исступлении Швабрин. – Гринёв тебя обманул. Эта девушка не племянница попа: она дочь казнённого тобою Ивана Миронова».

Пугачёв насупился и гневно глянул на Гринёва. Но тот и на сей раз быстро нашёлся. «Сам рассуди, – сказал он Пугачёву, – можно ли было при твоих людях объявить, что дочь Миронова жива. Да они бы ее загрызли. Ничто ее бы не спасло!»

«И то правда! – рассмеялся Пугачёв. – Хорошо сделала кумушка-попадья, что обманула моих пьяниц». – «Так будь и дальше мне благодетелем, – убеждал Гринёв. – Отпусти меня с бедною сиротою, куда нам бог путь укажет».

«Ин быть по-твоему! – согласился Пугачёв. – Возьми свою красавицу; вези ее, куда хочешь, и дай вам бог любовь да совет!»

Он оборотился к Швабрину и велел выдать Гринёву пропуск во все подвластные пугачёвцам заставы и крепости.

Гринёв отправился к дом к отцу Герасиму и попадье, которые встретили его радушно. Вскоре Палаша привела туда Марью Ивановну. Все вышли и оставили Гринёва наедине с нею. Маша рассказала ему обо всём, что с нею случилось с самого взятия крепости; обо всех испытаниях, которым подвергал ее гнусный Швабрин.

Пётр Андреич предложил, чтобы Маша ехала в деревню к его родителям. Маша колебалась, вспоминая, что отец Гринёва раньше отказал в согласии на их брак. Но Петруша был уверен, что родители вменят себе в обязанность принять дочь заслуженного воина, погибшего за отечество. Маша наконец согласилась, но сказала, что без родительского согласия никогда не выйдет за Гринёва замуж.

Пугачёв и Гринёв попрощались перед воротами крепости. Когда тройка Пугачёва тронулась, он еще раз высунулся из кибитки и крикнул: «Прощай, ваше благородие! Авось увидимся когда-нибудь».

Маша простилась с могилами своих родителей и выехала в повозке с Гринёвым и Савельичем из Белогорской крепости. Гринёв видел, как у окошка комендантского дома стоял Швабрин и с мрачной злобой глядел на них.

 

См. полный текст этой главы.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Капитанской дочки» пользуйтесь расположенными ниже кнопками Вперёд / Назад.