Пушкин «Капитанская дочка», 13 глава «Арест» – краткое содержание

Ямщик, которого дал Гринёву и Маше Пугачёв, повёз их к городку, где должен был находиться сильный отряд армии самозванца. Но оказалось, что городок уже был занят отрядом войск императрицы Екатерины. Когда ямщик, не зная об этом, объявил стоявшему на въезде караулу, что везёт «кума Пугачёва и его хозяюшку», повозку окружили гусары и хотели вести Гринёва в острог.

Кое-как вырвавшись от них, Петр Андреевич бросился в дом, где находились офицеры, которые командовали отрядом. Они сидели за столом и играли в карты. К своему изумлению Гринёв увидел, что главный среди них, метавший банк майор, был не кто иной, как Иван Зурин, который некогда обыграл его на сто рублей в бильярд.

Зурин тоже узнал Гринёва. Тот рассказал ему всю свою историю знакомства с Пугачёвым. Зурин тотчас приказал отвести Маше лучшую квартиру в городе, хотя и уговаривал Гринёва: «Зачем тебя черт несет жениться? Женитьба блажь! Плюнь, развяжись ты с капитанскою дочкой! Отправь её к своим родителям, а сам оставайся у меня в отряде. Пока ты будешь у нас, любовная дурь пройдет сама собою, и все будет ладно».

Бросить Машу Гринёв не хотел, но признал некоторую справедливость слов Зурина. Лучшим выходом для него и вправду было отправить пока Машу к отцу и матери, а самому – как дворянину – остаться на службе в войске императрицы до полного усмирения бунта.

Наутро Гринёв сообщил свой план Марье Ивановне. Она признала его благоразумным. Расставаясь с возлюбленным, Маша заплакала и сказала: «Не знаю, придется ли нам увидаться, Пётр Андреич, или нет, но ты один до могилы останешься в моем сердце». Сопровождать Машу в деревню родителей Гринёва отправился верный Савельич.

Конец зимы и весну Гринёв провёл в действовавшем против пугачёвцев отряде Зурина. Князь Голицын, под крепостью Татищевой, разбил Пугачева и освободил от осады Оренбург. Однако мятежный вождь вскоре собрал новые шайки на сибирских заводах, взял и разорил Казань и хотел двинуться от неё на Москву (См. Восстание Пугачёва.). В местностях, через которые проходил отряд Зурина и Гринёва, господствовал полный беспорядок. Помещики укрывались по лесам. Шайки разбойников злодействовали повсюду, жители были вконец разорены.

Пугачёв, преследуемый Иваном Михельсоном, всё же потерпел полное поражение. Его схватили. Гринёв думал о Пугачёве не без сострадания.

По окончании похода Зурин дал ему отпуск. Гринёв с замиранием сердца предвкушал скорую встречу с Машей. Но в тот самый день, когда он собирался выехать к родителям, Зурин вошёл к нему с озабоченным видом и показал пришедший секретный приказ. В нём предписывалось арестовать Гринёва и немедленно отправить под караулом в Казань в Следственную комиссию по делу Пугачева.

«Делать нечего! – сказал Зурин. – Долг мой повиноваться приказу. Вероятно, слух о твоих дружеских путешествиях с Пугачевым как-нибудь дошел до правительства. Надеюсь, ты легко оправдаешься».

Гринёв тоже уповал на это. Совесть его была чиста. Он без особого страха сел в тележку и поехал в Казань под караулом двух гусар с саблями наголо.

 

См. полный текст этой главы.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Капитанской дочки» пользуйтесь расположенными ниже кнопками Вперёд / Назад.