Дворянку Кукшину на самом деле звали не Евдоксия, а Авдотья Никитишна. Неопрятно одетая, невзрачная на вид, с крошечным вздернутым носиком, неловкая и неестественная, курящая, она без церемоний пригласила гостей войти в свою плохо убранную комнату.

Кукшина распорядилась насчёт завтрака и шампанского. Базаров вскользь заметил при этом, что кусок мяса лучше куска хлеба даже с химической точки зрения. Кукшина схватилась за тему, уверяя, что химия  её страсть. Она задавала массу вопросов об ученых трудах европейских знаменитостей, хотя ответов на них не дожидалась. «Опять стали хвалить Жорж Санда, – сыпала «Евдоксия». – Отсталая женщина и больше ничего! Она, я уверена, и не слыхивала об эмбриологии, а в наше время – как вы хотите без этого?»

Гостей Кукшина называла на «прогрессивный» манер не по именам, а по фамилиям. Здешний город казался ей «несносным». Она намеревалась съездить в Париж и в Гейдельберг («там химик Бунзен»). «Проводить» туда её брался какой-то Pierre Сапожников. «Слава Богу, я свободна, у меня нет детей», – тараторила Кукшина, но тут же спохватилась: «Что это я сказала слава Богу».

Стали пить шампанское. Базаров осведомился, есть ли в городе хорошенькие женщины. Ситников отозвался о местных дамах с презрением: «Ни одна из них не была бы в состоянии понять нашу беседу». Кукшина протестовала: «Я поклялась защищать права женщин до последней капли крови. А вы, Ситников, славянофил и последователь Домостроя, вам бы плётку в руки».

Она вдруг попыталась томно заговорить о любви, но гости отнеслись к этому с полным безразличием.

Кукшина упомянула о своей подруге Одинцовой. «Умница, богачка, вдова, – закивал Ситников. – Но, к сожалению, она еще не довольно развита».

Когда выпили четыре бутылки шампанского, Евдоксия начала играть на рояле и петь сиплым голосом. Ситников повязал голову шарфом и представлял при словах песни замирающего любовника. «Господа, уж это что-то на Бедлам похоже стало», – не сдержался Аркадий.

Базаров зевнул и вышел, даже не попрощавшись с хозяйкой. Вышел и Аркадий.

Ситников выскочил вслед за ними. «Замечательная женщина! Она, в своем роде, высоконравственное явление», – семенил он рядом.

Базаров ткнул пальцем в стоявший рядом кaбак: «А это заведение твоего отца, винного откупщика, тоже нравственное явление?»

Ситников визгливо захохотал.

 

См. полный текст этой главы, краткое содержание всего романа «Отцы и дети», его подробный анализ, биографию И. С. Тургенева и статьи Образ Базарова, Отношение Тургенева к Базарову.

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы «Отцов и детей» пользуйтесь кнопками Вперёд / Назад ниже.