В лермонтовскую повесть «Бэла» (см. её полный тексткраткое содержание и анализ) прочно вошла поэзия гор, мощь и красота горного пейзажа. Горы обступают «путешественника» и Максима Максимыча, которые едут по Военно-Грузинской дороге.

В «Тамани» место гор заняло море. По укрепившемуся в русской романтической поэзии представлению, оно – символ свободы; «Прощай, свободная стихия» – этими словами начинается стихотворение Пушкина «К морю» (1824), в котором тема вольной души впервые была глубоко и естественно отождествлена с морем.

 

Лермонтов. Герой нашего времени. Максим Максимыч, Тамань. Художественный фильм

 

Море уже являлось местом действия повестей Марлинского («Мореход Никитин», «Лейтенант Белозор»), но все это были далекие северные или западные моря. В «Тамани» же появляется море южное, соседствующее с Кавказом. И основной конфликт этой повести – столкновение Печорина – офицера сухопутной русской армии – с морем и приморскими людьми. «Сухопутность» Печорина подчеркнута тем, что он не умеет плавать!

Ночные морские пейзажи в «Тамани» по выразительности не уступают тому, что к этому времени уже было создано в русской поэзии:

 

«Берег обрывом спускался к морю почти у самых стен ее [лачужки] и внизу с беспрерывным ропотом плескались темно-синие волны. Луна тихо смотрела на беспокойную, но покорную ей стихию...».

 

Всего замечательнее скупость, с которой говорит Лермонтов о море: в «Тамани» нет ни длинных его описаний, ни прихотливых сравнений. Автор как бы перенес в свою прозу дисциплину привычных ему поэтических определений.

Пронизанность рассказа морем доходит до того, что оба, противостоящие Печорину персонажа – девушка и Янко, – даны в рассказе как порождение морской стихии. Это подчеркнуто двумя прозвищами девушки, которыми ее наделяет рассказчик («русалка» и «ундина»), ее ночными прогулками по берегу, ее песней, ее ожиданием жениха, который появляется из моря и туда же уходит вместе с «русалкой». Едва не осуществленное намерение «ундины» утопить Печорина выглядит в рассказе как подобие жертвы морю. (См. Характеристика Ундины.)

Янко и «ундина» – дети моря, свободные люди, независимые и вольные. Быть может, поэтому возникает в рассказе Печорина щемящая нота при виде лодки, в которой уплывают Янко и «русалка»

 

«Ветер дул от берега; они подняли маленький парус и быстро понеслись. Долго при свете месяца мелькал белый парус между темных волн; слепой мальчик все сидел на берегу, и вот мне послышалось что-то похожее на рыдание: слепой мальчик точно плакал, и долго, долго... Мне стало грустно».