Рассказ о вечере знатных петербургских аристократов в салоне придворной фрейлины Анны Павловны Шерер – вступительный эпизод «Войны и мира» Льва Толстого. Он занимает четыре первых главы 1 части 1 тома романа (см. краткое содержание этой части и всего 1-го тома). В сцене вечера у Шерер автор обрисовывает общую историческую канву, на которой начинает развиваться произведение, и знакомит читателя с несколькими главными его героями.

Вот краткое содержание этого эпизода. (См. также его полный текст.)

 

В июле 1805, перед началом войны Третьей коалиции против Наполеона, Анна Павловна Шерер, фрейлина и «общественная энтузиастка» собирает к себе на званый вечер в Петербурге высокопоставленных лиц. Один из первых гостей – пожилой придворный, князь Василий Курагин, человек «с светлым выражением плоского лица».

Анна Павловна встречает его напыщенно-«патриотической» тирадой на французском языке, возмущаясь политикой Бонапарта и Пруссии. Князь Василий не скрывает скептически-насмешливого отношения к болтовне фрейлины. Цель его приезда к Шерер – разузнать, нельзя ли через неё добиться назначения старшего сына, Ипполита, дипломатическим секретарём в Вену.

Разговор переходит на детей князя Василия. Анна Павловна хвалит Ипполита и дочь князя, красавицу Элен, но с укором отзывается о его младшем сыне, кутиле и буяне Анатоле. «Мои дети – мой крест, – отвечает фрейлине князь Василий. – Ипполит, по крайней мере, покойный дурак, а Анатоль – беспокойный. Он мне стоит сорок тысяч в год».

Шерер предлагает: чтобы остепенить Анатоля, хорошо было бы устроить его брак с княжной Марьей, дочерью известного чудака князя Болконского. По воле отца несчастная Марья живёт затворницей в его имении. Однако она – наследница богатого состояния. Брат Марьи, князь Андрей Болконский, хорошо известен и уважаем в свете. (См. Описание старого князя Болконского в «Войне и мире», Образ княжны Марьи.)

Князю Василию нравится мысль Шерер. Он просит, чтобы она посодействовала сватовству к княжне Болконской.

К Шерер собираются гости. Среди них – Ипполит и Элен Курагины, беременная жена князя Андрея Болконского Лиза (молодая особа маленького роста, привлекательная и живая, но пустоватая) и два известных иностранца-эмигранта – виконт де Мортемар и аббат Морио.

Входит и Пьер, незаконный сын знаменитого екатерининского вельможи, графа Безухова, который сейчас умирает в Москве. Пьер – «массивный, толстый молодой человек с стриженою головой, в очках, светлых панталонах», жабо и фраке. Он недавно приехал из-за границы, где воспитывался десять лет. (См. Образ Пьера Безухова, Характеристика Пьера Безухова, Нравственные искания Пьера Безухова.)

Пьер, юноша с застенчивым, но умным взглядом, впервые находится в высшем обществе. Он очень неопытен в этой среде. Его неуклюжие, но естественные и искренние манеры среди людей света смешны и неуместны.

Анна Павловна рассаживает гостей.

 

«Как хозяин прядильной мастерской, посадив работников по местам, прохаживается по заведению, замечая неподвижность или непривычный, скрипящий, слишком громкий звук веретена, торопливо идет, сдерживает или пускает его в надлежащий ход, – так и Анна Павловна, прохаживаясь по своей гостиной, подходила к замолкнувшему или слишком много говорившему кружку и одним словом или перемещением опять заводила равномерную, приличную разговорную машину».

 

Шерер с беспокойством поглядывает на Пьера, который, ожидая услышать умные разговоры, подходит то к одному, то к другому кружку присутствующих и наконец останавливается у группы вокруг аббата Морио, политического писателя, автора плана «вечного мира».

В кружке вокруг виконта Мортемара заходит разговор о расстрелянном по приказу Наполеона герцоге Энгиенском. В этом кружке сидят Элен и Ипполит Курагины. Элен – эффектная красавица, занята лишь самолюбованием.

 

«Она прошла между расступившимися мужчинами и прямо, не глядя ни на кого, но всем улыбаясь и как бы любезно предоставляя каждому право любоваться красотою своего стана, полных плеч, очень открытой, по тогдашней моде, груди и спины, и как будто внося с собою блеск бала, подошла к Анне Павловне. Элен была так хороша, что не только не было в ней заметно и тени кокетства, но, напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком сильно и победительно действующую красоту. Она как будто желала и не могла умалить действие своей красоты».

 

Её брат, молодой князь Ипполит дурён собой и откровенно придурковат. Он постоянно лезет в общий разговор со странными репликами.

Мортемар рассказывает анекдоты о великодушии герцога Энгиенского и коварстве Бонапарта. Анна Павловна, постояв здесь, затем спешит к другому кружку, с беспокойством заметив, что Пьер начинает там горячо спорить с аббатом Морио.

В это время входит муж маленькой княгини, князь Андрей Болконский. Это

 

«...небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. Все в его фигуре, начиная от усталого, скучающего взгляда до тихого мерного шага, представляло самую резкую противоположность с его маленькою оживленною женой. Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них, и слушать их ему было очень скучно. Из всех же прискучивших ему лиц лицо его хорошенькой жены, казалось, больше всех ему надоело».

 

(См. Образ Андрея Болконского, Характеристика Андрея Болконского.)

Глядя на собравшихся, князь Андрей не скрывает презрительной гримасы.

К Болконскому подходит хорошо знакомый с ним Пьер. При виде Безухова бесстрастное лицо князя Андрея озаряется радостью. Они сердечно приветствуют друг друга.

Князь Василий и Элен уезжают на праздник к английскому посланнику. Когда красавица Элен проходит мимо Пьера, он глядит на неё с восхищением.

В передней князя Василия догоняет княгиня Анна Михайловна Друбецкая. Дама одной из лучших фамилий России, но вдовая и небогатая, она просит Курагина, которого смолоду близко знает, похлопотать о переводе её юного сына Бориса в гвардию.

Князь Василий обходится с Друбецкой, не скрывая пренебрежения. Но она очень настойчива и, несмотря на возраст, пытается даже пользоваться приёмами женского кокетства. Курагин наконец соглашается устроить Бориса в гвардию, однако резко отклоняет ещё одну просьбу Анны Михайловны – порекомендовать её сына адъютантом к Кутузову, командующему направляемой против французов армией.

В гостиной Шерер тем временем продолжается разговор о необыкновенной удачливости и дерзости «корсиканского выскочки» Наполеона. Князь Андрей задумчиво бросает при этом фразу, где проскальзывает его восхищение Бонапартом.

В беседу пылко ввязывается и Пьер. К изумлению большинства присутствующих он заявляет, что казнь по приказу Наполеона герцога Энгиенского была государственной необходимостью. «Короли-Бурбоны бежали от революции, предоставив народ анархии; а один Наполеон умел понять революцию, победить ее, и потому для общего блага он не мог остановиться перед жизнью одного человека... Наполеон велик, потому что он стал выше революции, подавил ее злоупотребления, удержав все хорошее, – и равенство граждан, и свободу слова и печати... Народ отдал ему власть затем, чтоб он избавил его от Бурбонов, и потому, что народ видел в нем великого человека. Революция была великое дело».

Все слушатели – враждебные революционерам аристократы – едва ли в ужасе от таких слов. Анна Павловна тщетно пытается увести Пьера к другому кружку. Однако князь Андрей его поддерживает, не выходя, однако, за рамки принятых в обществе приличий: «Нельзя не сознаться, Наполеон как человек велик на Аркольском мосту, в госпитале в Яффе, где он чумным подает руку, но… но есть другие поступки, которые трудно оправдать».

Выход из общего замешательства неожиданно даёт недалёкий князь Ипполит Курагин. Он начинает громко рассказывать глупый анекдот о том, как одна московская барыня переодела по-мужски рослую служанку, чтобы возить её на заду кареты, как лакея. Ипполит громко хохочет над этой ничуть не смешной историей – и тем снимает общее напряжение.

Перед уходом гостей Анна Павловна Шерер успевает переговорить с женой князя Андрея о сватовстве между Анатолем Курагиным и Марьей Болконской. Во время одевания гостей на улице глуповатый Ипполит пытается ухаживать за маленькой княгиней. Князь Андрей глядит на это с презрительным равнодушием.

Андрей приглашает Пьера Безухова к себе ужинать.