Рассказ в повести Горького «Детство» ведётся от лица его самого – мальчика Алёши Пешкова.

Первым моим воспоминанием, пишет Горький, было то, как возле тела умершего от холеры совсем молодым отца суетились моя тогда беременная мать, Варвара, и бабушка. Бабушка приехала к нам в Астрахань из Нижнего при известии об отцовской смерти, до этого я её не видал.

 

Горький. Детство. 1 глава. Краткий пересказ. Иллюстрированная аудиокнига

 

Посреди похоронных хлопот мать вдруг упала на спину с посиневшим лицом – у неё начались роды. Я спрятался в тёмный угол за сундук. Мать каталась в темноте по полу прямо возле мёртвого отца, бабушка возилась вокруг неё и вдруг закричала:

– Слава тебе, господи! Мальчик!

...На другой день я смотрел, как гроб отца опускали под дождём в яму. А ещё через несколько дней я, бабушка и мать ехали в Нижний, к деду, отцу матери, на пароходе, в маленькой каюте. Новорожденный брат мой Максим умер и лежал на столе в углу. Мать, закинув руки за голову, неподвижно стояла, прислоняясь к стене. Максима похоронили по пути, в Саратове.

 

Горький. Детство. Краткий пересказ всей повести

 

Бабушка разговаривала как-то особенно – выпевая слова. Улыбка обнажала её белые, крепкие зубы – и всё бабушкино лицо казалось молодым. Вся она светилась через глаза весёлым и тёплым светом. Она была сутулая, почти горбатая, очень полная, а двигалась легко и ловко, точно большая кошка.

До неё я как будто спал, но явилась она, разбудила, вывела на свет, связала всё вокруг меня в непрерывную нить и стала на всю жизнь самым близким, самым понятным и дорогим человеком.

Она знала множество диковинных сказок о добрых разбойниках, о святых людях, о всяком зверье и нечистой силе и рассказывала их тихо, таинственно, наклонясь к моему лицу.

Наконец наш пароход остановился в Нижнем. К борту его подплыла большая лодка с людьми, и они стали подниматься на палубу. Впереди всех быстро шёл небольшой сухонький старичок, в чёрном длинном одеянии, с рыжей бородкой, птичьим носом и зелёными глазками. Это был мой дед по матери Василий Каширин. Рядом с ним шли дяди, братья матери, Михаил и Яков, их сыновья, оба Саши, и другие родственники.

Родственники не выглядели приветливо. Особенно не понравился мне дед; я сразу почуял в нём врага, и у меня явилось к нему опасливое любопытство.

Мы все съехали на берег и дошли до приземистого одноэтажного дома, окрашенного грязнорозовой краской. Двор был весь завешан огромными мокрыми тряпками, заставлен чанами с густой разноцветной водою. Мой дед был красильщиком.

 

© Автор статьи – «Русская историческая библиотека». Любые виды её копирования и воспроизведения без согласия правообладателя запрещены!

Для перехода к краткому содержанию следующей главы повести Горького пользуйтесь кнопкой Вперёд ниже.