К ветеринару в наше село пришел с Урженского озера Ваня Малявин и принес завернутого в куртку маленького зайца, который плакал и моргал глазами...

– Ты что? – крикнул ветеринар. – Скоро будешь ко мне мышей таскать!

– Это заяц особенный, – шепотом сказал Ваня. – Его дед прислал лечить. Лапы у него пожженные на лесном пожаре.

 

Паустовский. Заячьи лапы. Краткий пересказ. Слушать аудиокнигу

 

Ветеринар прогнал Ваню, посоветовав ему зажарить зайца для деда с луком.

Ваня вышел в сени и заплакал. Заяц тихо дрожал под засаленной курткой.

– Ты чего? – спросила Ваню жалостливая бабка Анисья.

– Заяц умирает, – тихо сказал Ваня.

– Скажи дедушке, – прошамкала Анисья. – Пущай несет зайца в город к Карлу Петровичу.

 

Паустовский. Заячьи лапы. Полный текст. Слушать аудиокнигу

 

Ваня почти побежал через лес домой, на озеро, глядя на следы недавнего пожара. По пути он остановился и положил зайца отдохнуть под сосенку, уговаривая его поесть. Но заяц только закрывал глаза.

Наутро дед Ларион надел новые лапти, взял посох и побрел в город. Ваня нес сзади зайца, который уже совсем притих.

В городской аптеке им объяснили, что Карл Петрович Корш – специалист по детским болезням, но он уже три года не принимает пациентов. Узнав, что пациент – заяц, аптекарь поразился, но назвал адрес Корша: Почтовая улица, дом три.

Карл Петрович, увидев Ваню и деда, рассердился:

– Я не ветеринар, – сказал он. – Я всю жизнь лечил детей, а не зайцев.

– Что ребенок, что заяц – все одно, – бормотал дед Ларион. – Полечи, яви милость! Этот заяц – спаситель мой: я ему жизнью обязан!

И, сбиваясь, рассказал, почему.

Карл Петрович согласился лечить зайца. На следующее утро дед ушел домой, а Ваня остался у Карла Петровича ходить за зайцем. Тот вскоре выздоровел, и Ваня унёс его домой.

...Этой осенью я ночевал у деда Лариона на Урженском озере. Мы с ним пили чай, и за чаем дед рассказал мне историю о зайце.

В августе Ларион пошел охотиться. Леса стояли сухие, как порох. Деду попался зайчонок. Он выстрелил в него из ружья, но промахнулся. Заяц удрал.

Ларион пошел дальше. Но вдруг с юга сильно потянуло гарью. Поднялся ветер. От дыма стало трудно дышать.

Дед понял, что начался лесной пожар и идет прямо на него. Огонь стремительно гнало по земле. Дед побежал по кочкам, спотыкался, падал. Сзади был уже слышен гул и треск пламени.

Смерть настигала деда, и в это время из-под ног у него выскочил заяц. Он бежал медленно, волочил задние лапы. Потом только Ларион заметил, что они у зайца обгорели.

Дед знал, что звери гораздо лучше человека чуют, откуда идет огонь, и всегда спасаются. Гибнут они только, когда огонь их окружает.

Дед побежал за зайцем. Он плакал от страха и кричал: «Погоди, милый, не беги так шибко!»

Заяц вывел Лариона из огня к озеру. Там оба они упали от усталости. Дед подобрал зайца и понес домой. У зайца были опалены задние ноги и живот. После лечения у Корша Ларион оставил его у себя.

– Я, – сказал дед, – перед тем зайцем сильно провинился. Выдь, погляди на него, спасителя моего, и узнаешь, чем.

Я вышел в сенцы. Заяц спал. Я нагнулся над ним с фонарем и заметил, что левое ухо у зайца рваное. И понял все.

 

© Авторское право на эту статью принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Любые виды её копирования и воспроизведения без согласия правообладателя запрещены!