По вечерам я любил смотреть, как бабушка молится перед сном. Она часто просила Господа установить мир в своей семье, вразумить деда, как надо по справедливости разделить имущество между сыновьями, и дать хоть немного радости несчастной Варваре. Мне очень нравился бабушкин Бог, такой близкий. Я часто просил, чтобы она рассказала мне про него. Бабушка говорила:

– Сидит Господь на холме, среди луга райского. А около него ангелы летают во множестве, как белые голуби, и обо всем Богу сказывают про людей. Тут и твой, и мой, и дедушкин – каждому ангел дан. Вот твой ангел Господу приносит: «Лексей дедушке язык высунул!» А Господь и распорядится: «Ну, пускай старик посечёт его!» И так всем он воздаёт по делам – кому горем, кому радостью.

 

Горький. Детство. 4 глава. Краткий пересказ. Слушать аудиокнигу

 

Бабушка говорила, что и сама видела ангелов в церкви при ранней обедне. Она была уверена, что видала и чертей: на крыше соседнего дома, в бане во время стирки, а однажды в страшном Дюковом овраге средь вьюги мимо неё проехало с гиканьем целых семь троек, набитых чертями.

Но, несмотря на бабушкины мольбы, мира в семье не было. Однажды, проходя мимо двери в комнату дяди Михаила, я видел, как его жена, Наталья, металась по комнате, вскрикивая:

– Господи, прибери меня, уведи меня...

Дядя бил Наталью, и она часто ходило по дому с синяками. Бабушка рассказала мне, что и дед в молодости постоянно её бил и раз на Пасху – от обедни до вечера. Побьёт, устанет, отдохнёт – и опять.

– А вдругорядь он меня избил до полусмерти да пятеро суток есть не давал, – еле выжила тогда.

Бабушка сильно боялась тараканов. Но вообще она была очень храбра, и показала свою храбрость при начавшемся вскоре у нас пожаре.

Раз поздним вечером наша мастерская загорелась. Дед заметался по горнице. Дядя Яков, натягивая сапоги, винил в поджоге дядю Михаила, который как раз ушёл из дому. Я выбежал на крыльцо и смотрел, как по крыше мастерской вились золотые ленты огня.

– Купорос там взорвёт! – закричала бабушка. Она одна из всех бросилась в горящую мастерскую и выбежала оттуда, вся дымясь, с ведёрной бутылью купоросного масла в руках.

Остальные бросились лопатами метать в мастерскую снег, рубить топорами её стены и крышу. На двор вылетел, отбросив в сторону деда, обезумевший от страха мерин Шарап. Бабушка кинулась под ноги взвившегося коня и успокоила его, похлопывая по шее.

Приехали пожарные в медных шлемах. Огонь залили. Дед был поражён смелостью бабушки при пожаре, но не благодарил её, а только погладил по плечу, сказав:

– Милостив Господь бывает до тебя, большой тебе разум иногда дает, хоть и на краткое время.

В ту же ночь меня вышвырнул из постели нечеловеческий вой. Это начались роды у жены Михаила, Натальи – она сильно испугалась при пожаре. Весь дом опять забегал. Бабушка кинулась принимать младенца. Дядя Михаил сидел на полу, растопырив ноги, и плевал перед собою...

Наталья умерла во время родов. Позвали священника. Под конец в мою комнату медленно вошла бабушка, причитая:

– Рученьки мои, рученьки больно...

Руки она обожгла при пожаре.

 

© Автор статьи – «Русская историческая библиотека». Любые виды её копирования и воспроизведения без согласия правообладателя запрещены!

Для перехода к краткому содержанию следующей / предыдущей главы повести Горького пользуйтесь кнопками Вперёд / Назад ниже.