Сцена на Олимпе

 

(изложено по поэме Аполлония Родосского «Аргонавтика», III 1-166)

 

Когда Ясон со своими спутниками благополучно прибыл в Колхиду, Гера и Афина, две богини, которым особенно близко дело аргонавтов, сошлись на совете и повели речь о том, как бы лучше помочь Ясону достать золотое руно. Гера посоветовала идти к Афродите и просить ее, чтобы она через сына своего Эрота, бога любви, поселила в сердце волшебницы Медеи, дочери Ээта, страсть к Ясону: Медея своими волшебствами могла бы помочь Ясону овладеть руном. Афина приняла совет Геры, и обе богини отправились в жилище Афродиты. Они застали богиню одну, ибо муж ее, искусник Гефест, занимался в то время работой в своей кузнице на острове Липаре. Сидя на пышно изукрашенном седалище, богиня чесала золотым гребнем благовонные кудри, волнами падавшие на белые плечи, и заплетала их в длинные косы.

Лишь только увидала Афродита, что Гера вместе с Афиной приближаются к ее чертогу, тотчас же поднялась она со своего седалища, поприветствовала их, и, введя в горницу, усадила на золотые седалища. Потом села она и сама, быстро закинула кудри назад, наскоро перевязала их и с веселой и дружеской улыбкой спросила: "Что привело вас ко мне, богини? Вы так редко удостаиваете посещением меня, низшую перед вами богиню". – "Не упрекай нас, дорогая, – отвечала Гера, – много забот и дум у нас на душе. Ясон со своими спутниками плывут теперь по водам Фасиса, хотят они достать золотое руно; боимся мы за них, и всего более за Ясона. Дорог мне этот герой; знаю я его доброе сердце и его избрала я также для исполнения кары над ненавистным Пелием, отказывающим мне в жертвах". Афродита, не зная, чего хочет от нее Гера, сказала тихо и медленно: "Если я могу, богини, содействовать Ясону словом или делом, я охотно окажу ему помощь; что может только сделать моя бессильная рука?" – "Не нужно, дорогая, тут силы, – отвечала Гера, – вели сыну своему Эроту исполнить любовью к Ясону Ээтову дочь Медею; если она станет помогать герою, ему нетрудно будет достать руно: хитра и разумна Ээтова дочь". Уклончиво отвечала на это Киприда. "Вас, богини, – сказала она, – мальчик послушается скорее, чем меня. Перед вами он, хоть немного, будет робеть; на мои же слова он не обращает и внимания и постоянно ссорится со мной и сердит меня. Я не раз собиралась изломать ему и лук, и стрелы". Богини улыбнулись и переглянулись между собой. Афродита продолжала грустным голосом: "Печаль моя вам кажется забавной, богини; не следовало бы мне, я знаю, рассказывать об этом другим… Попытаюсь исполнить наше желание и уговорить шалуна; я думаю, что он послушается". После этих слов богини поднялись со своих мест, и Гера, взяв в свои руки нежную руку Киприды, сказала ей на прощание: "Исполни же обещание, Киферия, и не ссорься с мальчиком, он со временем исправится".

По уходу богинь Афродита оставила свой дом и пошла по Олимпу искать сына. Эрот был далеко – в саду Зевса, где он играл с Ганимедом, отроком, которого Зевс, прельщенный красой его, похитил на Олимп. Оба мальчика тешились игрой в кости. Лукавый, краснощекий Эрот стоял и придерживал левой рукой рубашку на груди: вся пазуха у него была наполнена выигранными костями; опечаленный же Ганимед тихо сидел на земле и, раздосадованный своей неудачей и смехом Эрота, спешил выставить две оставшиеся у него кости. Стали играть, Ганимед проиграл и последние и с пустыми руками пошел прочь, не замечая приближавшейся Киприды. Богиня подошла к своему сыну, взяла его за подбородок и сказала: "Чему смеешься ты, шалун? Верно, опять сплутовал и обыграл простака. Слушай, какое я поручу тебе дело, Я дам тебе прекрасную игрушку Зевса, сделанную для него Адрастеей, его кормилицей, в то время, когда он был еще ребенком: золотой шар с золотыми кольцами вокруг. Такой игрушки ты никогда еще не видывал. Если бросить этот шар вверх, он полетит по воздуху подобно длиннохвостой комете. Вот что я подарю тебе. Но за это ты должен поразить стрелой дочь Ээта – чтобы она полюбила Ясона. И делай ты это скорее; если ты будешь медлить, то мне не надо будет никаких услуг от тебя".

Мальчик бросил поспешно все свои игрушки, обеими руками схватился за одежду матери и стал просить ее, чтобы она тотчас же отдала ему подарок. Она же обняла его и, лаская и целуя, сказала с веселой улыбкой: "Клянусь твоей и своей головой – будет у тебя игрушка, я не обману тебя; только ты пусти сперва стрелу в Ээтову дочь". Мальчик быстро вскочил, собрал выигранные им кости и бросил их в одежду матери, потом взял колчан, висевший на ветвях соседнего дерева, схватил лук и стрелы и поспешно вышел из Зевсова сада. Когда Эрот оставил за собой эфирные врата Олимпа, он опустился с небесной высоты на землю, где между горами и реками стоят многолюдные города и широко раскидываются нивы и луга земледельцев.

 

Из книги Г. Штолля «Мифы классической древности»

 

К списку мифов о Походе аргонавтов

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.