Ясон во дворце Ээта

 

(изложено по поэме Аполлония Родосского «Аргонавтика», III, 167-438)

 

Ясон, вождь похода аргонавтов

Ясон, вождь похода аргонавтов

Рано утром поднялись аргонавты и стали держать совет.

"Друзья! начал Ясон. – Вот как, кажется мне, должно начать дело. Вы все оставайтесь на корабле; я же, взяв с собой сыновей Фрикса и еще двоих из вас, отправлюсь к Ээту и посмотрю: согласен ли он будет уступить руно добровольно или нет? Если он, полагаясь на свою силу, отвергнет нашу просьбу, мы обсудим тогда, что нам делать; но добрым словом, вы знаете, делается иногда больше, чем силой, – некогда царь этот дал же у себя приют Фриксу". Аргонавты одобрили план Ясона, и он, напутствуемый сыновьями Фрикса, Теламоном и Авгиасом, покинул корабль и с Гермесовым посохом мира в руках направился к городу. Пришли они на так называемое Киркейское поле и здесь с ужасом увидали множество трупов, прикрепленных цепями к деревьям. То не были трупы преступников или врагов: колхидцы считали беззаконным закапывать в землю или сжигать на огне трупы мужей. Обвив труп шкурой быка, они вешали его на дерево, и труп истлевал на воздухе. Тела же женщин колхидцы предавали земле; так воздух и земля получали равные части.

В то время как Ясон со своими друзьями шли к городу, Гера покрыла их и весь город густым туманом: не замечаемые и не оскорбляемые никем шли аргонавты по многолюдным улицам Ээтовой столицы. Когда же они подошли к царскому дворцу, богиня рассеяла туман. С изумлением смотрели герои на обширный дворец колхидского царя, на высокие стены с многочисленными башнями и широкими воротами и на длинные ряды колонн, окружавшие стены дворца. Молча вступили аргонавты во двор царского жилища. Здесь, осененные густолиственными, тенистыми виноградными лозами, стояли четыре фонтана: из одного струилось молоко, из другого – вино, из третьего – благовонное масло, из четвертого – чистая, кристально прозрачная вода; зимой та вода была тепла, летом – холодна как лед. Все эти чудеса созданы были руками многохитрого искусника Гефеста. Он сделал для Ээта быков с медными ногами и медными головами – из пасти своей быки извергали страшное пламя. Сделал Гефест Ээту плуг из чистого железа. Все это сработал Гефест в благодарность Гелиосу, отцу Ээта: в битве богов с гигантами Гелиос спас изнемогавшего уже Гефеста, умчав его на своей колеснице.

Засим пришельцы вступили во внутренний двор Ээтова дворца: за рядами изящных колонн увидали они множество двустворчатых дверей, ведших во внутренние покои. Теремов дворцовых было два, и стояли они рядом, один против другого: в одном, более высоком, жил сам Ээт с женой своей Идией; в другом – сын его Апсирт, рожденный от кавказской нимфы еще до брака Ээта с Идией, дочерью Океана и Фетиды. Колхидцы звали Апсирта Фаэтоном – "лучезарным": он превосходил красотой всех юношей Колхиды. В зданиях, стоявших вокруг двух этих теремов, жили две дочери Ээта: вдова Фрикса Халкиопа и Медея, младшая сестра, еще безбрачная. Медея была жрицей богини волхвований Гекаты; ежедневно посещала она храм богини и оставалась там обыкновенно до вечера; но в этот день Гера вложила ей мысль остаться дома. Медея вышла из своего покоя и хотела идти к сестре своей Халкиопе; во дворе дворца встретила она героев. Испугавшись, она громко вскрикнула. Халкиопа и ее прислужницы, услыхав этот крик, оставили свои прялки и веретена и поспешно вышли на двор. Когда Халкиопа увидала перед собой детей своих, она с благодарностью подняла к небесам руки, радостно бросилась к ним и, проливая слезы, заключила их в объятия.

На радостные крики Халкиопы вышли из терема Ээт с женой, и в скором времени в царском дворце поднялся шум и великие хлопоты. Одни из слуг убивали большого быка, другие рубили дрова, третьи грели на огне воду – для омовения чужеземцам; ни одного раба во всем дворце не осталось без дела. Никем не видимый, прилетел в царский дворец отрок Эрот со своим луком и колчаном со стрелами. Он спрятался сперва за одну из колонн, натянул тетиву у лука и достал из колчана стрелу; потом, тайком же, пробрался к Ясону и, прячась за ним, пустил стрелу в грудь Медеи. После того он поднялся в эфир и, смеясь, полетел на Олимп. Дева, пораженная стрелой глубоко в сердце, стояла безмолвно, томимая тоской. Жгучая боль терзала ей грудь, на нежных ланитах ее бледность сменялась ярким румянцем; глубоко вздыхая, бросала она, украдкой от окружавших, взор на Ясона, и всю душу ее наполняла сладостная грусть.

Между тем царские слуги изготовили уже обед, и герои, кончив омовение, сели за стол и стали вкушать предложенную им пищу и пить вино. За обедом Ээт спросил Аргоса о причине его внезапного возвращения и о прибывших с ним чужеземцах. Аргос рассказал о своем несчастном плавании, о том, как корабль их был разбит бурей и как встретившиеся им на пустынном острове чужеземцы спасли его и братьев от неминуемой гибели; назвал юноша каждого героя по имени и сообщил также, откуда кто из них родом. Не скрыл он от царя и причины прибытия героев в Колхиду. Царь одной из областей Эллады, – объяснял Аргос деду, – поручил Ясону добыть золотое руно: царь тот боялся силы Ясона и послал его на такое опасное дело в надежде, что герою не воротиться живым из похода.

Устрашился Ээт, слушая речи внука, и вскипел на него гневом: подумалось ему, что чужеземцы прибыли в Колхиду по наущению его внуков. Яростью заблистали его глаза из-под густых надвинутых бровей, и он воскликнул: "Прочь с глаз моих, коварные злодеи! Знаю я ваши козни: не за руном прибыли вы сюда, а затем, чтобы похитить у меня престол. Если бы вы не сидели за моей гостелюбивой трапезой, я, клянусь, вытянул бы у вас языки, размозжил бы вам кости…" Тут поднялся с места Эакид Теламон и хотел отвечать престарелому царю гневной речью, но Ясон удержал его и так отвечал Ээту: "Успокойся, Ээт; не со злыми намерениями прибыли мы в Колхиду и вступили в дом твой. Кому придет охота предпринимать такое дальнее путешествие по бурному морю для того только, чтобы ограбить другого? Нет, нас побудила на это дело судьба, да воля злого царя. Отдай нам руно, и мы будем прославлять тебя по всей Элладе. Мы будем согласны справить тебе за это какую хочешь службу: если ты пойдешь воевать с сарматами или какими другими соседними народами, возьми нас с собой, мы тебе будем верными помощниками".

Так говорил Ясон, стараясь смягчить гнев царя. Слушая его, царь не знал, на что решиться: приказать ли тотчас схватить пришельцев и предать их смерти или испытать сперва их силы? Наконец он остановился на последнем. "Зачем тратить столько слов? – сказал он. – Если вы действительно божественного происхождения, если вы не уступаете мне достоинством, я отдам вам руно. Но прежде я подвергну вас испытанию: вы должны справить работу, которую обыкновенно исполняю я собственноручно – так она опасна. На поле Арея пасутся два меднокопытных быка, извергающие пламя из ноздрей. Этими быками вспахиваю я широкое поле Ареево, потом бросаю в борозды семена – только не хлебные семена, а зубы дракона, и из них вырастают облеченные в броню витязи. Когда они окружат меня толпой, я умерщвляю их копьем. Ранним утром запрягаю я быков в плуг и к вечеру отдыхаю после жатвы. Если ты справишь мне эту работу, я в тот же день отдам тебе руно, вези его своему царю. Но без этого я не уступлю тебе руно: не следует сильному уступать человеку, худшему его".

Долго сидел Ясон, опустив глаза и не говоря ни слова, – все обдумывал он предложение царя: опасность была слишком велика, и герою не хотелось спешить с обещанием. Наконец сказал он царю: "Прав ты, царь, требуя от меня исполнения такого трудного дела. Но как ни велика опасность, я решаюсь – повинуюсь я судьбе, приведшей меня в твое царство". – "Ну, ступай же теперь, – сказал мрачно царь, – к твоим спутникам. Но обдумай хорошенько наперед, можешь ли ты сделать дело, за которое берешься: если ты боишься запрягать быков или биться с витязями, то предоставь лучше мне это дело и удались из нашей земли".

 

Из книги Г. Штолля «Мифы классической древности»

 

К списку мифов о Походе аргонавтов

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.