Однажды в Вормс примчались гонцы из чужой стороны, чтобы объявить братьям-королям жестокую войну от имени Людегера, правителя саксонских областей, и короля Людегаста Датского. Немало сильных бойцов вели они с собой. Эта весть вызвала тревогу в сердцах бургундов. Посланцев немедленно отвели к Гунтеру. Они рассказали королю Бургундии, что Людегер и Людегаст хотят нагрянуть на Рейн и занять Вормс, чтобы отомстить бургундам за прошлые обиды. Их рать огромна, и недель через двенадцать они собираются выйти с ней в поле. Но можно мирно уладить это дело, если послать гонцов для переговоров. Тогда будет окончена давняя вражда без кровопролития. Гунтер выслушал эти дурные вести и сказал гонцам, что ему нужно время для того, чтобы обсудить случившееся со своими вельможами и вынести справедливое решение. Велел он позвать своего брата Гернота, отважного и мудрого Хагена и всех самых знатных рыцарей королевства. Узнав о грозящей опасности, Гернот сказал, что следует сразу же принять вызов, но Хаген посоветовал королю не торопиться, а постараться собрать сильное войско и все рассказать Зигфриду. Гунтер так и сделал. Когда нидерландец узнал об опасности, которая грозила Бургундии, он сразу же предложил свою помощь: «Не тревожьтесь, государь. Позвольте мне поднять за Вас оружие. Если у меня под началом будет тысяча храбрых бойцов, то мы сможем выстоять и против тридцатитысячного войска. Велите гонцам возвращаться и сказать, что мы сами скоро туда пожалуем».

Король щедро одарил гонцов и велел им передать, что врагам лучше оставить мысли о войне с бургундами, так как это может для них плохо кончиться. Когда же посланцы снова достигли пределов Дании и сообщили ответ Гунтера Людегасту, то тот пришёл в ярость и решил отомстить бургундским гордецам. Но когда услышал он, что в Вормсе гостит Зигфрид Нидерландский, то был смущен и встревожен. Он стал ещё тщательнее готовить своё войско к походу, и вскоре было у него двадцать тысяч отборных храбрецов. Собрал своих воинов и Людегер Саксонский. Вместе датчан и саксов набралось более сорока тысяч.

А в Бургундии тем временем тоже готовились к войне. Сам король, его братья и дружина были готовы выступить в бой. Отважному Хагену доверили вести дружинников. Могучий Зигфрид сказав Гунтеру: «Король, останьтесь в Вормсе. Я сам поведу войско и докажу врагам, что зря они не вняли Вашему совету и затеяли эту войну».

И повел Зигфрид дружину навстречу противнику. Когда войско достигло саксонских рубежей, он оставил его на Хагена и Гернота, а сам поехал вперед, чтобы узнать о намерениях врагов. Хоть и отправился нидерландский королевич один, но немало саксонских шлемов изрубил он за время своего пути. И вот он видит в поле несметную рать саксов и датчан. Но не пугает богатыря сорокатысячное враждебное войско. Вдруг навстречу витязю с вражеской стороны мчится наездник. Он заметил Зигфрида, и они стали сближаться, нацелясь друг в друга копьями. Этот удалой всадник был сам Людегаст, он тоже отправился в дозор и сразу принял бой, увидев чужака. Витязи стоили друг друга, они вновь и вновь сходились в жестокой схватке, но никто не мог одержать победу. Видя, что их король в опасности, тридцать воинов Людегаста поспешили к нему на помощь, но было уже поздно. Меч Зигфрида был алым от вражеской крови, датчанин пал духом и запросил пощады, назвав своё имя и обещая Зигфриду стать его вассалом. В этот миг подоспели датские бойцы, но сын Зигмунда не отдал им своего пленника. Разметал королевич вражеский отряд, из тридцати в живых остался лишь один воин. Весь израненный он вернулся в свой стан с горестной вестью. Когда войско узнало, что король попал в плен, в сердце каждого витязя были страх и боль. А Людегер даже побагровел от ярости, узнав, что его брат в руках врага. Так отважный Людегаст угодил в плен и был увезен Зигфридом в бургундский лагерь. Пленник был сдан Хагену под охрану, и это известие подняло боевой дух вормсцев.

Отважный сын Зигмунда приказал бургундам поднять знамена и повёл своё войско в бой. Во главе его шёл знаменосец Фолькер, сам король Гернот был в этот момент со своими подданными. И хоть бургундов шло в набег не больше тысячи, да еще с ними шли двенадцать нидерландцев, но в сердцах витязей были отвага и решимость.

Тем временем саксы тоже выстраивались к бою. Они были готовы рубиться насмерть, не желая расставаться со своими землями и замками. Вот и их вожди крикнули войску: «Вперед!» Но тут могучий Зигфрид со своей свитой ударил по саксам. Бургунды разили врага без промаха. Датчане и саксы сопротивлялись отчаянно, но иногда они даже не успевали показать, что тоже умеют драться, так скор и стремителен был натиск противника. Много крови пролилось в тот день. Зигфрид дрался как лев. Клинком он прокладывал себе путь к Людегеру. Король саксов приметил отважного рыцаря, который нанес его войску огромный урон, в душе его закипел гнев. И вот Зигфрид и Людегер сошлись один на один в жестокой схватке. Король долгое время думал, что взять его брата в плен мог только Гернот, и лишь под конец узнал, кого ему следует винить в этом несчастье. И вот уже два царственных бойца сошлись вплотную. Они осыпали друг друга лихими ударами. Меч Зигфрида, Бальмун, сверкал как молния. Нидерландский король уже чувствовал, что он одолеет врага, как вдруг Людегер увидел корону на его щите и понял, что за боец перед ним. Крикнул сакс своему войску: «Мои вассалы, немедленно прекратите битву! Здесь Зигфрид Нидерландский – я узнал его. Сам черт, наверное, свел меня с ним в бою?» Он велел своей дружине опустить знамена. Бургунды согласились заключить с ним мир, если он согласится поехать на Рейн как заложник. Так Людегер был покорен Зигфридом.

Зигфрид сражается с саксами

Зигфрид сражается с саксами

 

Саксы сложили оружие. Вместе с датчанами им пришлось бесславно возвратиться на родину. Бургунды же одержали победу и угнали на Рейн пятьсот пленных заложников. Они шли в Вормс с радостной вестью и не переставали славить могучего сына Зигмунда, которому были обязаны своей победой. Гернот же послал на родину проворных гонцов, чтобы побыстрее сообщить об успешном окончании похода.

Посланники прибыли в Вормс, и жители его возликовали. Женщины же не переставали расспрашивать гонцов о славных подвигах доблестных рыцарей. Один из гонцов был тайком вызван к Кримхильде. Она стала расспрашивать его о своем брате и друзьях, о том, кто из них отличился, и кто пал в бою. Отвечал посланник, что все бургунды дрались на славу. И Хаген, и его брат Данкварт, и прочие славные витязи показали себя истинными храбрецами. Гернот тоже нанес войску саксов огромный урон. Но все же никто из этих героев не может сравниться с Зигфридом Нидерландским. То, что совершил на поле боя сын Зигмунда и Зиглинды, было похоже на чудо. Он поразил в бою несметное число врагов, собственноручно захватил в плен Людегаста Датского и его брата Людегера Саксонского и победоносно завершил сражение. Кроме того, гонец рассказал, что победители ведут в Вормс пятьсот заложников и уже сегодня будут в столице. Эта весть очень обрадовала Кримхильду. Её щеки заалели при мысли, что милый её сердцу Зигфрид остался цел в бою и вернется с победой. Порадовалась она и за свою родню. Она щедро одарила гонца за добрые известия. Не пожалела королевна золота и пышной одежды. А между тем её подруги, столпившиеся у окна, увидали, что отряд доблестных бургундов уже подходит к городу.

Их встречали приветственными криками. Сам Гунтер поспешил к своему славному войску, чтобы поздравить с победой и выразить свою признательность. Не обошёл он вниманием и нидерландцев. Затем король расспросил дружину о тех, кто пал в этом славном бою. Насчитали всего лишь шестьдесят убитых, но многие были ранены, враг оставил свои метки на их щитах и доспехах. У стен дворца дружина сошла с коней. Собравшаяся здесь толпа без устали возносила хвалу своим героям.

Державный Гунтер разместил на постой свою дружину, позаботился о раненых. Не обошёл он милостью и своих пленников. Он простил их и пообещал свободу. Людегер посулил бургундскому королю щедрую плату за мягкое обращение и ласковый прием.

Столица чествовала победителей. Не пожалел Гунтер казны для героев. Собрал он своих вельмож, чтобы спросить о том, как ему наградить витязей, спасших Бургундию от врагов, и сказал Гернот брату: «Отпусти их по домам. Но пусть через шесть недель они вернутся в Вормс, и мы устроим в их честь праздничный пир. Тогда уже у многих заживут тяжкие раны».

Собрался и Зигфрид уезжать в Нидерланды. Гунтер же очень просил королевича еще погостить у него. Нидерландец остался, но сделал он это не только из-за просьбы, надежда на встречу с красавицей Кримхильдой удержала героя в Вормсе. Надеждам Зигфрида вскоре суждено было исполниться.

Все шесть недель в столице Бургундии готовились к праздничному пиру. Благородные дамы, узнав об этом, шили себе наряды. А королева Ута припасла богатые одежды, чтобы подарить их гостям.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.