Всё больше гостей съезжалось в Вормс на праздник, который устраивал бургундский король в честь победителей. Хозяин был очень щедр. Каждый витязь получал коня и платье. Всех приглашенных Гунтер размещал достойно. Для каждого нашлось приветливое слово. На праздник были приглашены тридцать государей. Знатные дамы блистали пышностью своих нарядов. Все надеялись вдоволь повеселиться на королевском пиру.

В троицын день со всех концов на берег Рейна сошлись толпы приезжих удальцов. Их собралось более пяти тысяч.

Державный Гунтер был умен, он давно заметил, что Зигфрид влюблен в его сестру, хотя и ни разу не видел Кримхильду. Один из знатных бургундских рыцарей, Ортвин Мецский, дал королю совет: «Чтобы удался наш праздник, велите, пусть сюда пожалуют наши прекрасные дамы. Позвольте и сестре своей сесть за стол с гостями». Витязи пришли в восторг от такого совета. Гунтер ответил: «Я так и поступлю». Он приказал, чтобы королева Ута с Кримхильдой, а вместе с ними и все их дамы, пришли на торжество. Красавицы приготовили по такому случаю свои лучшие наряды, что было вполне понятно. Они хотели достойно предстать перед гостями.

Кримхильда

Кримхильда

 

Король Бургундии приставил к своей сестре почётную стражу из ста родственников. Они шли с мечами вокруг юной королевы, как издавна повелось у бургундских владык. В то утро королева Ута сопровождала дочку на пир, а за нею шли придворные дамы. Кримхильда была прекрасна, как утренняя заря, она затмевала всех своих подруг. Наряд её сверкал драгоценными камнями, а лик был нежнее розы. У всех присутствующих мужчин вдруг сильнее забилось сердце, никто не мог отыскать изъяна в подобной красавице. Увидев ее, юный Зигфрид забыл все свои печали. Но за счастьем в его сердце пришли сомнения: «Напрасные мечты. Такая красавица не осчастливит меня своей любовью. А без нее я умру от тоски». От этих дум его бросало то в жар, то в дрожь. Но зря печалился королевич, он был очень красив, а о доблестях сына Зигмунда ходили легенды.

Стража учтиво оттесняла толпу с дороги, и гости почтительно расступались перед дамами. Чинная поступь красавиц вселяла в сердца лихих бойцов восторг и радость. Тут Гернот обратился к своему брату, королю Гунтеру, с тем, чтобы он наказал Кримхильде подойти с приветственным словом к нидерландскому королевичу. Зигфрида отыскали в толпе гостей и позвали к государю. Прославленный смельчак, зардевшись, предстал перед юной красавицей. Она сказала ему так: «Неустрашимый Зигфрид, примите мой привет». И сердце богатыря забилось сильнее, согретое надеждой. Он поклонился девушке, а она подала ему руку. Пошли они рядом, и никто еще не видел пары прекраснее. Кримхильда украдкой бросала нежные взоры на своего спутника, а нидерландец был очень счастлив. Каждый витязь хотел бы оказаться на его месте. Король велел сестре поцеловать героя, и тот стал еще счастливее. Вновь стража стала расчищать Кримхильде дорогу, она направилась в собор. За нею последовали гости. У входа в храм Зигфрид был разлучен с девушкой. Всю службу он томился, в нетерпении ожидая новой встречи. После обедни Зигфрида снова подвели к королевне, и она стала благодарить героя за то, что он спас бургундов в битве. Девушка выразила свою любовь и признательность столь храброму бойцу. Зигфрид же поклялся быть ей слугой до самой смерти.

Двенадцать дней шёл в Вормсе весёлый пир. Герой каждый день сопровождал Кримхильду на праздники. Богатыри предавались весёлым утехам. Шум, смех, ликование продолжались от зари и до зари. Приветливый хозяин щедро угощал гостей. А на прощанье всем припас дары. Пленные датчане попросили короля заключить с ними мир, без этого они не хотели уезжать домой. Гунтеру был обещан большой выкуп. Бургундский король попросил в этом деле совета у Зигфрида. Нидерландец считал, что пленных следует отпустить домой без выкупа, но взять с Людегера и Людегаста слово никогда больше не нападать на Бургундию. Так и сделали. Попрощался король со своими гостями, щедро одарил каждого, а затем все приезжие попрощались с Кримхильдой и Утой. Герои были польщены таким вниманием.

После отъезда гостей притих пустынный дворец. Отважный Зигфрид тоже решил покинуть гостеприимный кров. Но на этот раз его уговорил остаться юный Гизельхер.Так нидерландский королевич снова остался в Вормсе, но он не сетовал за это на свою судьбу. С каждым днем он все сильнее любил Кримхильду, видеть ее было для него необходимо. Всё сильнее томила Зигфрида страсть, из-за которой суждено ему было погибнуть.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.