Всю дорогу, от дворцовых ворот и до самой реки, прекрасный Зигфрид служил Кримхильде со всем усердием, развлекая ее в пути. Красавица была очень ему благодарна. Коня почтенной Уты вел Ортвин, за ними следовала многочисленная свита. Наконец, народ на берегу увидел, что Гунтер с гостями плывут к берегу. Когда король причалил, вся родня с радостью бросилась к нему навстречу. Ликующий жених свел на берег Брюнхильду. Королева Ута и ее дочь встретили исландскую гостью очень приветливо и учтиво. А тем временем бургундские удальцы помогали сойти на берег приезжим дамам, а затем вели их к госпоже. Как бы ни были все взволнованны встречей, но никто не переставал восхищаться красотой двух юных королев. Точеные черты исландки и нежная прелесть Кримхильды нашли в тот день немало почитателей. Наконец, чтобы спастись от зноя, три королевы со своими дамами отправились к шелковым шатрам, разбитым на берегу реки. Их сопровождали доблестные рыцари, которые затеяли в пути потешные состязания. Зигфрид и здесь был самым ловким. Дамы с восхищеньем взирали на витязей. Изрядно утомившись от воинской игры, герои вскоре присоединились к дамам и скоротали день за беседой под сенью нарядных шатров. Но вот повеяло вечерней прохладой, и королевы собрались ехать во дворец. Их опять сопровождали славные рыцари. Во дворце королевы распрощались и Ута с дочкой, соблюдая приличия, ушла в свои покои.

Гунтер со своею красавицей-женой отправился пировать с гостями. Столы ломились от еды и питья, даже воду для омовения рук подавали в золотых тазах. Не было в мире свадьбы богаче, чем эта. Владыка бургундов еще не вымыл рук, как нидерландский королевич напомнил ему о клятве, данной перед отъездом в Исландию: «Разве вы не дали слова, – сказал сын Зигмунда, – что в тот день, когда вернетесь домой с Брюнхильдой, я получу в жены вашу сестру?» Согласился с ним король и велел послать за Кримхильдой.

Когда красавица вошла в зал, державный Гунтер сообщил ей свою волю и попросил не огорчать его отказом. Девушка ответила, что она рада выйти за того, кто избран ей в мужья. Зигфрид вспыхнул и сказал, что почтет за честь быть ее слугою. Тогда их поставили рядом и еще раз спросили Кримхильду, отдаст ли она королевичу свою любовь. Преодолевая девичий стыд, она сказала «да» и тут же была наречена женою Зигфрида. Они дали друг другу клятвы в вечной верности, и герой, заключив девушку в объятья, получил от нее поцелуй. Нидерландец с женою сели за стол вместе с владыкой бургундов.

Брюнхильда и Кримхильда

Брюнхильда и Кримхильда

 

Гордая Брюнхильда почувствовала стыд, и из ее глаз полились горестные слезы. Когда Гунтер спросил, что ее так опечалило, то жена отвечала ему: «Как же мне не плакать от горя, если Вы нанесли своей сестре тяжкую обиду, выдав ее замуж за своего вассала?» Не ведала она об обмане, с помощью которого муж одержал над ней победу. Напрасно утешал ее король, говоря, что Зигфрид равен ему знатностью и богатством, речь его не смогла убедить Брюнхильду.

Наконец молодоженам пришло время идти почивать. Постельничие со свитой проводили их до дверей спален и удалились. Герои уединились со своими женами, и сердца их были полны любви. В эту ночь не было в мире человека счастливее Зигфрида. Милее всех женщин на свете была ему Кримхильда. Но оставим счастливых молодоженов. Посмотрим-ка лучше, как эту ночь провел бургундский король со своей красавицей-женой. Как только супруги остались в спальне одни, Гунтер, полный любовного пыла, заключил Брюнхильду в объятья, но королева не желала отвечать на чувства мужа, требуя рассказать ей правду о Зигфриде. Тогда король попытался добиться своего силой, но могучая красавица скрутила мужа своим крепким поясом и повесила его на настенный крюк, чтобы он не тревожил ее сон. Лишь утром, вняв мольбам униженного супруга, Брюнхильда согласилась снять с него путы. Король обещал больше не докучать ей своею любовью.

Брачная ночь Брюнхильды

Брачная ночь Брюнхильды

 

Утром молодых одели в новые наряды и две пары торжественно пошли к венцу. Весь королевский двор шумно ликовал, праздник продолжался, только Гунтер был невесел. После венчания шестьсот юных бургундов были возведены в рыцарское звание. Молодые воины тут же затеяли друг с другом потешный бой. Сверкали доспехи, красавицы из окон наблюдали за игрой, но не было радости в сердце бургундского короля.

Заметил Зигфрид грусть своего шурина и спросил, что принесла королю минувшая ночь. Гунтер рассказал нидерландцу о своем позоре и попросил его хранить это в тайне. Королевич вызвался помочь его горю и укротить Брюнхильду. При помощи плаща-невидимки он решил пробраться к ним в спальню и сбить спесь с гордячки, заставив ее повиноваться своему супругу. Эти обещания снова вселили надежду в сердце короля, и он с нетерпением стал дожидаться ночи.

Весь день в столице длился рыцарский турнир, пока не пришло время начинать пиршество. Обе королевы явились туда в окружении пышной свиты, каждую сопровождал епископ. Все приглашенные веселились на славу, один Гунтер с трудом дождался конца пира. Но вот гости встали, и королевы со своими дамами направились в опочивальни. Зигфрид покинул свою жену, надел плащ-невидимку и очутился в спальне у Брюнхильды. Он погасил свечи – это был условный знак для короля, что его зять здесь и готов бороться. Гунтер отослал свиту из спальни и запер дверь на засов. Затем он задул свет у ложа, и Зигфрид занял его место. Иначе нельзя было осуществить задуманное. Королевич попытался обнять красавицу, но она приняла его за своего мужа и сказала: «Вы снова за свое, Гунтер? Если не уйметесь, я опять вас свяжу». Зигфрид упорно молчал, но что есть сил стиснул деву в объятиях. Тут красавица толчком сбросила его с постели, и он с размаху стукнулся виском о скамейку. Смельчак опять пошел в наступление, но дева дала ему яростный отпор. Она схватила его в охапку и решила связать, как и Гунтера. Нидерландец убедился, что с Брюнхильдой шутки плохи: она зажала его между стеной и шкафом. Рыцарь уже думал, что ему ее не одолеть. Король, тревожась за друга, весь обратился в слух. Но тут Зигфрид собрался с силами и, превозмогая боль, бросил богатыршу на ложе. Он так сдавил ее, что затрещали все кости, и взмолилась Брюнхильда: «Не убивай меня, король. С нынешнего дня я буду тебе покорна. Никогда больше не дерзну перечить воле мужа. Теперь я вижу, что ты способен усмирить жену». Гость отошел от ложа, но унес с собой пояс и золотой перстень Брюнхильды, которые сумел снять тайком. Потом он отдал их Кримхильде, что стало причиной многих несчастий. Между тем король, ликуя, вернулся на ложе. Он был очень рад, что Зигфрид, не посягнув на честь его жены, сумел укротить ее. Королева принимала ласки мужа, смирив гнев и гордыню. Ни в чем Гунтер не получил от жены отказа. Утратила она свою былую силу.

Тем временем, в полночной тишине, нидерландец незримо выскользнул из спальни и поспешил к Кримхильде. Он не стал отвечать на ее нежные расспросы, – даже пояс с перстнем передал лишь дома, в Нидерландах, но избежать своей судьбы не сумел.

В это утро владыка бургундов встал с ложа бодрым и веселым. Торжества продолжались, гости развлекались, как хотели. Праздник длился две полные недели. Хозяин не пожалел казны на подарки для всех приглашенных. Зигфрид тоже пораздарил все, с чем приехал на Рейн. В те дни умели праздновать и веселиться. Так закончились свадебные торжества в столице Бургундии.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.