После смерти королевы Хельхи державный Этцель стал спрашивать друзей, кого ему избрать в жены во второй раз. Приближенные посоветовали королю послать сватов в Бургундию, где живет прекрасная вдова Кримхильда. Все были наслышаны о ее достоинствах, тринадцать лет оплакивала она Зигфрида. Но Этцель был язычником, а бургундка чтила Христа, поэтому король сомневался в том, что она согласится стать его женой. Вельможи убедили его, что вдова должна прельститься той славой и богатством, коими обладал столь могучий правитель. Этцель решил отправить в Вормс за Кримхильдой маркграфа Рюдегера Бехларенского, который знал бургундских владык и превозносил прелести их сестры. Король приказал ему сосватать Кримхильду, а в случае успеха пообещал достойное вознаграждение.

Маркграф поспешил в дорогу, но сначала заехал к себе в Бехларен. Там его жена Готелинда, дочь и все вассалы приветствовали Рюдегера. Когда Готелинда узнала, зачем ее муж едет к бургундам, она охотно снабдила посольство всем необходимым. Маркграф собирался взять с собой пятьсот доблестных воинов. Его супруга вместе с дамами нашили для них красивой одежды. Рюдегер был так богат, что решил не вводить в расходы своего государя, а сам снарядил обоз. Наконец посол повел своих людей в Бургундию.

Через двенадцать дней они приехали на Рейн. Братьев-королей известили о прибытии гостей. Хаген узнал Рюдегера Бехларенского и сказал Гунтеру, что посольство прибыло из края гуннов, владений Этцеля. Бургунды тепло встретили гостей. Им был оказан большой почет, державный Гунтер усадил маркграфа рядом с собой и стал расспрашивать о том, что происходит в стране Этцеля. Посол поведал ему, что король передает всем вормсцам дружеский поклон. Однако владыку гуннов постигло большое горе – умерла его жена Хельха. Вся страна глубоко скорбит об этой утрате. Известие опечалило вормсцев. Они глубоко чтили Хельху за ее добродетели. Тут вновь заговорил Рюдегер: «Мой господин велел передать, что он очень тоскует, похоронив жену и оставшись один. Слыхал он, что Кримхильда тоже лишилась милого супруга. Этцель просит руки прекрасной вдовы, чтобы разделить с нею престол, если будет на то ваше согласие». Гунтер любезно отвечал посланнику, что должен поговорить об этом с сестрой, а через три дня сообщит о ее решении Рюдегеру. После беседы гостям отвели достойные покои, дружески заботились о них бургунды.

Велев маркграфу ждать три дня, владыка бургундов распорядился позвать всю свою родню и вассалов на совет, чтобы решить, должна ли Кримхильда стать супругой Этцеля или нет. Все приветствовали этот брак. Лишь Хаген твердил королю, что нельзя соглашаться на такое предложение. Вассала тревожило то, что, став женой столь могучего государя, Кримхильда сумеет отомстить за смерть Зигфрида. Но Гунтер, Гернот и Гизельхер решили, что не станут мешать счастью сестры. Они дали согласие на ее брак с Этцелем. Один из вассалов, славный Гере, немедленно направился к Кримхильде, чтобы сообщить ей о сватовстве и убедить вдову не отвергать такого достойного витязя. Вассал был радушно встречен, но, услыхав о цели его визита, королева ответила отказом. Узнав, что Гере не удалось ее убедить, к сестре пришли Гернот и Гизельхер. Они очень старались, но так и не смогли склонить Кримхильду ко второму браку. Тогда братья взмолились: «Пусть будет, сестра, так, как вы хотите! Но позвольте хотя бы посланцу Этцеля явиться к вам». Кримхильда хорошо знала Рюдегера Бехларенского и согласилась поговорить с ним завтра утром.

Рюдегер и Кримхильда

Рюдегер и Кримхильда

 

Маркграф очень хотел встретиться с королевой. Он был мудр и не сомневался, что ему удастся добиться согласия. Всю ночь Кримхильда провела без сна. Наутро она встретила Рюдегера в обычном вдовьем трауре, но с большим радушием. Заметил маркграф, сколь велика ее печаль. Обратившись к королеве с большим почтением, он передал ей волю своего господина. Хоть и благосклонно отнеслась к гонцу Кримхильда, но многие заметили, что весть ей не мила. Она отвечала: «Тот, кто знает, какая печаль гнетет безутешную вдову, не станет просить ее согласия на брак с другим. Ведь я когда-то любила лучшего из мужей». Но посол не отступился: «Ничто не исцелит больную душу быстрее и лучше, чем преданная дружба и верная любовь. Найдите мужа по сердцу – и вы вновь оживете». Затем он стал рассказывать королеве, сколь славен и богат державный Этцель, как много прославленных бойцов будет у нее на службе, если она согласится стать его супругой. Вдова отвечала, что, пролив столько слез по смерти Зигфрида, ни с кем не вступит больше в брак. Гунны же еще долго уговаривали ее, рассказывая о том, что новый союз принесет ей почет, богатство и счастье. Наконец королева пожелала прервать беседу и обещала посланникам, что сообщит им свое решение завтра.

Когда гости ушли на отдых, Кримхильда позвала к себе Гизельхера и Уту. Она твердо объявила им, что не пойдет замуж за Этцеля. И мать, и брат просили ее хорошенько подумать, этот брак может положить конец всем ее страданиям. Завидным женихом был властитель гуннов. Подумала вдова, что вновь будет богата и сможет щедро одаривать всех казной и одеждой. Но тут вспомнила, что Этцель был язычником, а она христианкой, и не изменила своего решения. Однако Кримхильда размышляла и плакала еще весь день и ночь, пока не пришла пора идти к заутрене.

Три бургундских короля на следующее утро снова попытались склонить сестру принять предложение владыки гуннов. Но Кримхильда не последовала их совету. И когда посланцы Этцеля снова явились к ней за ответом, королева повторила им, что она не намерена вступать в брак. Рюдегер еще раз попытался разубедить ее, но все было тщетно. Лишь когда маркграф вполголоса уверил вдову, что облегчит ей бремя былых невзгод, она прислушалась к его словам. Королева просила Рюдегера поклясться, что гунны отомстят любым ее врагам. Маркграф встал перед нею со своими вассалами и дал обет, что во всем будет служить Кримхильде и, в случае необходимости, обнажит свой меч, чтобы сберечь ее честь. Эти слова утешили вдову. И в этот момент она думала о Зигфриде. «Пускай, – решила Кримхильда, – меня чернит молва, но, сыскав себе друзей среди гуннов, я сумею отомстить своим недругам». После долгих уговоров она дала согласие на брак с Этцелем.

Бехларенец торопил королеву с отъездом. Хоть и лишилась вдова клада нибелунгов, но того, что у нее осталось, вполне хватило, чтобы пристойно снарядиться в путь. Кроме того, у нее еще было столько золота, что его не увезли бы сразу даже сто лошадей. Но скаредный Хаген и тут чинил препятствия королеве – он отказал выдать золото, считая, что она раздаст его гуннам, а те сумеют отомстить ее обидчикам. Тут Гернот, устыдясь, сам пошел в сокровищницу и королевской рукой вернул сестре то, что принадлежало ей по праву. Рюдегер же сказал Кримхильде, что у его господина нет нужды в золоте, и ей не надо беспокоиться об этом. Между тем двенадцать сундуков королевы доверху набили золотом, а то, что там не уместилось, она раздала по церквам, наказав усердно молиться за Зигфрида.

В дальнюю дорогу со своей госпожой отправился граф Эккеварт. С ним ехали пятьсот надежных бойцов. Вот настал час отъезда. Со слезами на глазах провожали Кримхильду родные и друзья. Юный Гизельхер и Гернот с тысячным отрядом витязей сопровождали сестру. Рюдегер Бехларенский послал вперед гонцов, чтобы сообщить Этцелю, что он везет к своему владыке прекрасную Кримхильду. Сумел маркграф добыть ему жену в Бургундии.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.