Хоть посланцы и не мешкали в дороге, но весть о том, что Этцель пригласил шуринов на праздник, опережала их. В Бехларене им был оказан почетный прием, маркграф охотно снабдил гонцов всем необходимым. Рюдегер с женою и дочерью просили передать друзьям на Рейне приветы и поклон. Не могли не заехать Вербель и Свеммель и в Пассау. Епископ Пильгрим осыпал двух шпильманов золотом и просил передать, что будет рад увидеть у себя в стране детей своей сестры.

Через двенадцать дней посланцы Этцеля благополучно прибыли в Вормс, со свитою их было две дюжины. Об этом немедленно доложили королю, и Гунтер стал спрашивать своих подданных, кто эти чужеземцы. Лишь Хаген сумел узнать лихих шпильманов Этцеля и посоветовал принять их с любезностью. Тут слуги помогли гостям сойти с коней и с почетом отвели их туда, где ждал послов державный Гунтер. Хаген подошел к ним и стал расспрашивать о здоровье Этцеля и о том, что делается в краю гуннов. Один из шпильманов отвечал, что страна благоденствует, а ее властелин пребывает в добром здравии. Затем послов подвели к трону и владыка бургундов почтил их учтивыми приветствием, а потом спросил, что привело сюда вассалов Этцеля. Гонцы передали приветы и поклоны от своего господина и его супруги. Гунтер поблагодарил и, в свою очередь, стал расспрашивать об Этцеле и своей сестре. Ему отвечали, что Кримхильда очень счастлива, Этцель здоров, а дружина и страна довольны своей судьбой. Тут в зал явились два младших государя. Гизельхер тепло встретил посланцев сестры и зятя. Свеммель передал ему сердечный привет сестры, а затем сообщил, что владыка гуннов приглашает своих шуринов к нему на пир. Гунтер обещал послам дать ответ через неделю, а пока пусть они идут отдыхать.

Вербель попросил государей позволить послам сначала повидать королеву Уту. Юный Гизельхер без долгих слов проводил их к матери. Ута принимала гуннов с честью, они ведь передали ей весть от любимой дочери. Когда же сказали ей, что Кримхильда очень хочет увидеть свою мать, почтенная королева отвечала гонцам: «Увы, тут ничем не поможешь. Я бы уже давно навестила дочь, но слишком далеко от нас находятся владения Этцеля. Дай бог счастья Кримхильде и ее мужу». Королева просила гуннов заранее предупредить ее о своем отъезде. Гонцы пообещали выполнить просьбу. Потом их отвели на отдых.

Между тем бургундский король созвал со всей страны своих вассалов и друзей, чтобы держать совет – ехать к Этцелю или нет. Знатнейшие вельможи уверяли государя, что он непременно должен поехать на торжество. Один только Хаген предупреждал короля об опасности, которую несет с собой эта поездка. Он считал, что Гунтеру следует остерегаться своей сестры – немало обид причинили ей в Бургундии. Однако тот думал, что Кримхильда позабыла былую вражду, ведь в знак примирения она подарила брату свой поцелуй. Гернот же считал, что они не должны из-за преступления Хагена избегать встречи с сестрой. А юный Гизельхер предложил вассалу остаться на Рейне, если он так страшится мести Кримхильды. Вскипел Хаген: «Я лучше других знаю дорогу в край Этцеля и буду сопровождать своего государя, коль он не желает внять моему совету». Тут поддержал его и начальник кухни Румольт: «Зачем бургундским королям скакать на праздник к гуннам? Ваша страна богата, тут вы защищены от неожиданных бед: Бог весть, что ждет вас в краю Этцеля. До сих пор все считались с советами Хагена, но раз теперь его не слушают, ваш преданный вассал Румольт также просит своих государей: не покидайте своего отечества». Тут слово взял Гернот: «Оставим этот пустой спор. Если зять с сестрой так любезно зовут нас в гости, то честь не позволяет ответить им отказом. А тот, кто не хочет ехать, может остаться здесь».

Хаген посоветовал взять с собой десять сотен храбрых бойцов, чтобы бургундов не застал врасплох неприятель. Гунтер последовал этому совету и велел сзывать вассалов в столицу. Три тысячи витязей сошлись по зову своего владыки. Король распорядился выдать коней и платье всем, кто вызвался сопровождать его к гуннам. Брат Хагена, Данкварт, поехал в Тронье, их владение, и привел оттуда отряд в восемьдесят витязей. Шпильман Фолькер тоже примкнул к дружине государей, а с ним тридцать его бойцов. Он был из знатной семьи, а шпильманом рыцаря прозвали за то, что он умел владеть смычком. Хаген отобрал тех, кто был готов ехать с королем, десять сотен удальцов, чья доблесть была ему известна по опыту.

Посланцы Этцеля уже вели речь об отъезде. Но Хаген посоветовал Гунтеру задержать гостей подольше, чтобы они пустились в путь лишь за семь дней до отъезда бургундов. Тогда Кримхильда не успеет собрать своих друзей и натравить их на обидчиков. Если же ей удастся это сделать, то с тысячей бойцов всегда можно дать достойный отпор врагу. Так и сделали. Сначала снарядили дружину, и лишь потом король опять призвал к себе гонцов. Гернот сообщил им о том, что король дал согласие поехать на пир к зятю. Гунтер учтиво спросил: «Скажите, Свеммель, когда назначен праздник? Я хочу поспеть к сроку в край гуннов». «В ближайший солнцеворот», – отвечал гонец.

В этот день посольство хотело посетить королеву Брюнхильду, но их к ней не допустили, ссылаясь на то, что владычица не в духе. Тогда, чтобы рассеять обиду гуннов, державный Гунтер стал еще внимательнее относиться к ним. Он вручил гонцам щиты с золотом. Весь двор по мере сил старался поддержать своего короля. Бургундские владыки и их вассалы надарили гостям множество подарков. Но послы отказались их принять, говоря, что у верноподданных Этцеля ни в чем нет нужды. Державный Гунтер все же заставил их взять казну и одежду, которые и увезли они в свою страну. Юный Гизельхер, по просьбе двух шпильманов, отвел их перед отъездом к своей матери. Королева Ута щедро оделила гонцов парчой и золотом и велела уверить свою дочку в том, что ее мать во всем желает ей счастья и удачи.

Потом, простясь со всеми, два посла пустились в обратный путь к Дунаю. Гернот велел их проводить до самой Швабии, даже когда охране пришлось возвратиться в Бургундию, лихие люди страшились нападать на гонцов грозного Этцеля. На всем своем пути Вербель и Свеммель уведомляли друзей, что скоро здесь будет проезжать Гунтер с дружиной, приглашенный владыкой гуннов на праздник. Об этом в Пассау был извещен епископ Пильгрим. Когда же посольство проезжало через Бехларен, Рюдегер с женою был очень рад услышать, что скоро к ним прибудут братья-короли. Но вот гонцы достигли Грана, где пребывал Этцель. Король был счастлив узнать, что его шурины шлют ему поклоны и собираются приехать на праздник.

Обрадовалась этой вести и Кримхильда, много подарков получили от нее шпильманы. Очень интересовало королеву, кто из ее родни прибудет на пир и что об этом говорил Хаген. Вербель и Свеммель поведали ей, что все трое братьев твердо обещали приехать, а кого из вассалов они собираются взять с собой, шпильманы в точности не знали. Рассказали гонцы своей владычице о том, как Хаген отговаривал трех государей от этой поездки. Выслушала их Кримхильда и сказала, что очень хотела бы увидеть у себя в гостях такого прославленного бойца, как Хаген. Затем она отправилась к своему супругу выразить радость по поводу родни. Этцель был счастлив угодить любимой жене. Он немедленно приказал готовить дворец к прибытию дорогих гостей.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.