День склонился к закату, путь был нелегким, и бургунды завели речь о том, что им пора отдыхать. Хозяин дал согласие. Тут гунны повскакивали с мест и обступили гостей кольцом. Отважный Фолькер был этим очень разгневан и попросил их уйти с дороги. Хаген поддержал своего друга и сказал воинам Кримхильды, что ночью не следует затевать ссоры, лучше подождать до утра. Приезжих положили спать в огромном зале, для каждого была поставлена просторная кровать. На пышных постелях лежали подушки из дорогих тканей, одеяла были из аравийского шелка, а покрывала – из меха белых горностаев и черных соболей. Такой ночлег был достоин государей. Но молвил Гизельхер: «Не к добру все это. У меня есть причины подозревать сестру. Боюсь, что нам заказан путь назад». Сказал на это Хаген: «Оставьте страх пока что. Всю ночь я буду стоять на страже у входа в зал и никому не дам вас тревожить. А утром каждый сам сможет постоять за себя». Бургунды отвесили рыцарю поклон и разошлись, каждый из них мечтал поскорее лечь спать.

Хаген и Фолькер стоят на страже

Хаген и Фолькер стоят на страже

 

Фолькер попросил товарища позволить и ему постоять на страже. Хаген был очень ему за это благодарен. Герои облачились в доспехи, взяли оружие и стали на пороге, храня покой друзей. Шпильман принес скрипку и стал играть, решив усладить сон бургундов. Не пожалел он сил и умения, многих убаюкало его искусство. Увидев, что его соратники уснули, Фолькер вернулся к двери, чтобы в случае необходимости дать отпор людям Кримхильды. В полночь рыцарь заметил, что во мраке блестят чьи-то шлемы. То были бойцы королевы. Шпильман сказал об этом Хагену, но тот решил выждать, пока враг подойдет поближе. Однако один из гуннов приметил стражников и сказал об этом остальным. Грозный Хаген и отважный Фолькер внушали страх своим врагам, гунны повернули вспять. Хотел шпильман догнать непрошеных гостей, но Хаген остановил его: «Ни шагу от порога! Их так много, что, пока мы тут будем с одними биться, два-три гунна успеют попасть в зал, и наши спящие друзья подвергнутся большой опасности». Тогда крикнул Фолькер врагам: «Куда же вы так спешите? И зачем на вас доспехи? Видно, вы собрались на разбой? Если так, то мы с товарищем готовы вам помочь». Молчали гунны – страх сковал им язык. «Злодеи и трусы! – воскликнул в сердцах Фолькер. – К лицу ли честным витязям нападать на спящих?» Когда Кримхильда узнала об этой неудаче, еще пуще запылала в ней ненависть. Ее гнев был так ужасен и беспощаден, что вскоре погубил многих доблестных воинов.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.