Датчанин маркграф Иринг вызвался сбить спесь с дерзкого Хагена. Владетель Тронье предупредил его, чтобы он велел своим людям убраться, – схватка будет один на один. Маркграф согласился и направился к залу, но за ним последовали его друзья, Хаварт и Тюринг Ирнфрид, а с ними более десяти сотен бойцов. Гневом зажегся взгляд Фолькера, когда увидел он этот отряд, шпильман сказал товарищу, чтобы тот посмотрел, сколько воинов ведет за собой его соперник, обещавший сражаться в одиночку. Иринг вовсе не хотел слыть за лгуна и труса и стал уговаривать своих друзей не вмешиваться в схватку. Наконец ему удалось остаться вдвоем с противником, рыцари решили начинать поединок, они метнули друг в друга копья. Пробив щиты, оружие сломалось. Тогда витязи взялись за мечи, не одолел датчанин Хагена в схватке. Решил тут маркграф сразиться со шпильманом и направился к нему. «Его-то я посильнее буду», – думал Иринг. Только Фолькер тоже не худо умел отражать врагов. Ощутив силу его удара, датчанин решил не связываться со скрипачом и поспешил затеять бой с Гунтером Бургундским. Соперники оказались под стать друг другу, ни один из них не мог одержать победы. Прервав тщетный бой, маркграф с разбега набросился на Гернота, однако тот его чуть не убил. Но все же Ирингу удалось увернуться от четырех рейнских витязей. Увидев это, юный Гизельхер закипел гневом. Он решил отомстить Ирингу и, шагнув вперед, так ударил датчанина, что сшиб его с ног. Все думали, что маркграфу пришел конец, столь сокрушительный удар нанес ему король. Но тот был жив, боль лишь на время лишила его сознания. Когда же беспамятство прошло, Иринг внезапно вскочил и бросился во двор. Бегал он быстро, только за порогом его ждал Хаген, и датчанину пришлось мечом прорубать себе дорогу. Ему удалось ранить грозного бургунда, он рассек на нем шишак, но Хаген продолжал преследовать врага. Да слишком коротка была лестница, и маркграфу удалось невредимым вернуться к своим друзьям. Королеве доложили, что ее обидчик ранен Ирингом в отчаянном бою, и Кримхильда пришла выразить витязю свою признательность. Однако Хаген крикнул ей: «Рано вы его благодарите. От такой пустячной раны я с жизнью не расстанусь. Вот если бы он снова затеял со мной схватку, то я бы признал, что он настоящий рыцарь, а не простой бахвал».

Все вокруг так превозносили датчанина за храбрость, что он вновь воспрял духом. Вскричал он, что возобновит схватку и своей рукой сразит наглого бургунда. Друзья помогли маркграфу снарядиться в бой, он взял новый щит и копье потяжелее, надеясь насквозь пронзить им врага. Хаген с нетерпением наблюдал за этими приготовлениями, в нем кипела злость. Он первый устремился по лестничным ступеням к противнику, метнул в датчанина копье и взялся за клинок. Силен был Иринг, но не смог он сломить бургунда, тот ранил его в плечо. Теперь враг Хагена мог лишь защищаться, он думал только о том, как спасти свою жизнь. Тут вассал Гунтера поднял копье и метнул его в противника. Грозное оружие застряло в лобной кости злосчастного маркграфа. В предчувствии конца, ему все-таки удалось добраться до своих. Но датчане сумели снять с бойца шишак только тогда, когда они вырвали копье из раны. Иринг рухнул навзничь под крик и плач родни. Сразу же об этом известили королеву, она со слезами склонилась над вассалом. При всех родных сказал маркграф супруге Этцеля: «Не лейте напрасных слез, госпожа, они бессильны мне помочь. Я ранен так тяжело, что неизбежно должен сегодня умереть. Не придется мне больше служить ни вам, ни Этцелю». Датчанам же и тюрингам маркграф дал такой совет: «Не стоит вам принимать дары от королевы. За золото Кримхильда отправит вас на смерть. Тот, кто пойдет против Хагена, не избежит моей участи». Тут Иринг побледнел и замолчал, смерть поставила на его лице свою печать.

Битва гуннов с Нибелунгами

Кримхильда направляет гуннов на битву с Нибелунгами

 

Датчане схватились за оружие и ринулись в бой. Отважный Ирнфрид и храбрый Хаварт ворвались в двери зала, за ними поспешили десять сотен вассалов. Дождем посыпались на бургундов острые копья. Ландграф Ирнфрид затеял схватку со шпильманом. Но могучий Фолькер уложил противника наповал. Датчанин Хаварт со злобой напал на Хагена, но владетель Тронье в конце концов сразил недруга. Гибель вождей вселила гнев и ярость в сердца датчан и тюрингов. Они стали ломиться в двери зала. Фолькер приказал вормсцам впустить их. Едва весь вражеский отряд попал в здание, бургунды обрушили на пришельцев лавину сокрушительных ударов. Немало вражеских голов слетело тогда с плеч. Славно сражались Гунтер, Гернот и Гизельхер. Прославили себя бургунды в этой битве. Вся тысяча врагов, что вошли в зал, были истреблены мечами рейнцев.

Вновь наступила тишина, смолк шум сражения. Жестокий отпор был дан людям Этцеля, рекой текла кровь убитых. Бургунды поставили свои щиты у ног и присели немного отдохнуть. Только Фолькер остался стоять у входа в зал, чтобы первым ринуться в сечу, когда вновь вспыхнет бой. Скорбела Кримхильда, удручен был ее супруг. Глаза гуннских девушек и женщин померкли от слез. Тайный голос шептал им, что смерть скоро опять начнет похищать их близких.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.